Объявления

Приглашаем пенсионеров!

 

В читальном зале по четвергам с 15.00 до 17.00 проводятся бесплатные уроки начальной компьютерной грамотности.

 

Внимание!

 

Уважаемые жители! Просим Вас принять участие в IT-опросе об эффективности деятельности руководителей ОМСУ и муниципальных предприятий, который проводит правительство Тульской области.

Подробнее...

 

Новости

Щекинская Межпоселенческая центральная библиотека

Почетные граждане г.Щекино и Щекинского района

Грузунов Егор Лаврентьевич – (г.р.1923);

"Почетный гражданин г.Щекино" (15.11.1978).

Грузунов Егор Лаврентьевич

Грузунов Егор Лаврентьевич родился в 1923 г. в дер. Шлыково Чернского района в крестьянской семье.

С 1941 по 1945 гг. участвовал в Великой Отечественной войне. В 1942 г. сражался на Туло-Орловском направлении, был тяжело ранен. После излечения направлен в запасной полк для обучения новобранцев.

В 1949 г. приехал в Щекино на строительство газового завода (сейчас ПО "Азот"). Строил также завод СВ (сейчас ПО "Химволокно"), Первомайскую ТЭЦ, Дом культуры, жилые дома и другие соцкультобъекты в пос. Первомайском, Щекинскую МТС, Лазаревский свинокомплекс, жилые дома и соцкультобъекты в городе Щекино и в Щекинском районе. Сначала работал каменщиком, затем возглавил бригаду каменщиков.

С 1983 г. Е.Л.Грузунов на пенсии.

В течение 20 лет избирался депутатом Первомайского поселкового Совета народных депутатов.

Награжден: орденами Отечественной войны, Октябрьской Революции, «Знак Почета» и семью медалями.

В 1978 г. Е.Л.Грузунов удостоен звания «Почетный гражданин города Щекино», а 1981 г. - «Заслуженный строитель РСФСР».

Почетные граждане города Щекино:
Буклет. – Щекино,1988.

Литература:

 

 

Грузунов Егор Лаврентьевич // Почетные граждане города Щёкино: Буклет.- Щёкино,1988.

Грузунов Егор Лаврентьевич родился в 1923 г. в дер. Шлыково Чернского района в крестьянской семье.

С 1941 по 1945 гг. участвовал в Великой Отечественной войне. В 1942 г. сражался на Туло-Орловском направлении, был тяжело ранен. После излечения направлен в запасной полк для обучения новобранцев.

В 1949 г. приехал в Щекино на строительство газового завода (сейчас ПО "Азот"). Строил также завод СВ (сейчас ПО "Химволокно"), Первомайскую ТЭЦ, Дом культуры, жилые дома и другие соцкультобъекты в пос. Первомайском, Щекинскую МТС, Лазаревский свинокомплекс, жилые дома и соцкультобъекты в городе Щекино и в Щекинском районе. Сначала работал каменщиком, затем возглавил бригаду каменщиков.

С 1983 г. Е. JI. Грузунов на пенсии.

В течение 20 лет избирался депутатом Первомайского поселкового Совета народных депутатов.

Награжден: орденами Отечественной войны, Октябрьской Революции, "Знак Почета" и семью медалями.

В 1978 г. Е. Л. Грузунов удостоен звания "Почетный гражданин города Щекино", а 1981 г. - "Заслуженный строитель РСФСР".

zvezdochka

Галкин В. Каменных дел мастер / В.Галкин // Как живешь, строитель? – Тула,1982. - С.29-48.


Когда-то эти поля со стороны села Лопотково свободно просматривались до самой Московско-Курской железной дороги. Взгляд ласкали высокие хлеба. Нынче тут вытянулись длинными рядами просторнее животноводческие помещения Лазаревского свинокомплекса, где в недалеком будущем будет выращиваться более ста тысяч поросят. Недалеко от этого своеобразного города растет рабочий поселок. В нем в скором времени появятся школа, на 600 учащихся» Дом культуры, банно-прачечный комбинат, детские учреждения, торговый центр.

И все, что появилось и появляется на этом обширном поле - дело рук тружеников управления щекинского треста «Приокскхимстрой». Вот уже три года подряд они ездят сюда на новостройку, чтобы быстрее начали лазаревские свиноводы давать в большом количестве дешевое и вкусное мясо.

С закладки первого фундамента трудится здесь бригада каменщиков, во главе которой стоит Егор Лаврентьевич Грузунов - почетный гражданин города Щекино» верный сын ленинской партии.

Сам он родом из деревни Шлыково Черненого района. Его отец, колхозный бригадир, надеялся, что его первенец станет хлеборобом. В годы коллективизации Лаврентий Самсонович часто брал с собой в поле худощавого шустрого мальчонку. Бывало даст ему в руки пеньковые вожжи и скажет:

- Ты, сынок, правь лошадьми, а я буду плуг держать, чтобы он из борозды не выскочил.

Егорушка с большой охотой выполнял свою обязанность. На поворотах отец правил лошадьми сам, чтобы не вышло огрехов. А особенно любил, до страсти, Егор возить снопы пшеницы и ржи. От них исходил чудесный запах. Воз покачивался из стороны в сторону, колеса размеренно скрипели.

На гумне Егор быстро соскальзывал с воза и вместе с другими ребятами бежал к вороху сухого зерна, утопая в нем до колен. Зерно щекотало ноги, набивалось между пальцами, А двоюродный братишка старался забросить пшеницу за пазуху Егорке. Здесь же на току, работала и Прасковья Афанасьевна. Она вместе с другими женщинами отгребала зерно от веялки и бросала его на высокий ворох.

Рано научившись пахать пароконным плугом, Егор Грузуков настойчиво потянулся к трактору. Oтец одобрял его стремление к земле, к технике. Зимой 1938 года он устроил сынишку на курсы трактористов, что открылись при Полтавской машино-тракторной станции. Та зима для Егора прошла в учебе, а весною от сел на трактор, к которому был прицеплен комбайн «Коммунар». Его в то время выпускали туляки.

Когда Егор, загорелый, с обветренными руками, появлялся дома, то его тут же окружали младшие братишки Андрей, Алексей и самый маленький Илья. Они во все глаза смотрели на Егора и в душе завидовали ему, что он стал ростом вровень с отцом, разве немного поуже плечами, но сделал на родной земле шаг, опередивший отца, - стал трактористом. Свои намерения водитъ железного коня высказывали и подрастающие братишки.

Лаврентий Самсонович вместе с Прасковьей Афанасьевной радовались сыновьям, думая о том, как они станут хорошими земледельцами и украсят свои имена добрыми делами. Размышляя так, родители совсем не думали, что над Родиной собираются тучи. Когда началась война, Егору шел восемнадцатый год. К тому времени отец уже умер, и Егор стал главой семьи. Только недолго он был с семьей в это грозное время. Старше его парни уже уходили на фронт, огненный вал которого неумолимо катился на восток.

Чтобы не дать врагу захватить технику, руководители Полтавской МТС решили угнать ее в тыл, В колонне, состоящей из восемнадцати тракторов, находилась и машина Егора Грузунова. Вскоре после этого он оказался в школе 118-го запасного полка под Москвой. В ней Егор к своей большой радости встретил двоюродного брата одногодка Ивана Михеева. Братьям пришлось изучать артиллерийское дело в то время, когда начался разгром фашистов под столицей. После школы их направили в воинские части. Егора Грузунова командование определило в город Ефремов на должность командира орудия. Здесь он пробыл до мая 1942 года. Грузунов не терял время даром - он обучал бойцов владеть 45-миллиметровыми орудиями, Командир умело передавал своим подчиненным знания, полуденные им в полковой школе.

В то время линия обороны проходила возле Калуги, Юхнова, Жиздры, Белева, станции Горбачево. На Брянский фронт была брошена из Ефремова и артиллерийская часть, где служил Егор Грузунов. При относительном затишье на некоторых направлениях шли упорные бои местного значения. В одном из них пришлось участвовать и батарее нашего земляка. В результате этого боя наши части значительно потеснили противника. Чтобы не допустить развития успеха, фашисты обрушили на наши позиции огневой вал. Вражеская бомбежка продолжалась несколько часов. Одна из бомб оглушительно разорвалась возле орудия Грузунова. Некоторые бойцы погибли, сам же командир был оглушен, потерял слух, лицо обожгло, Осколки попели в левую руку и грудную клетку.

Пришел он в сознание только в полевом госпитале, что находился в небольшом лесу возле города Плавска. Отсюда его вместе е другими ранеными отправили в Казань. Три долгих месяца пришлось провести на больничной койке. Наконец, раны зажили. Однако к строевой службе Егора Грузунова не допустили. Его назначили в запасной полк для подготовки новобранцев. Этим делам он, занимался до самого окончания Великой Отечественной войны.

Возвращение домой было нерадостным, Деревня все еще имела неприглядный вид. Правда, некоторые жители успели привести в порядок свои избы, но большинство еще ютилось в землянках. С урожаями тоже дела не ладились. К этому времени в доме вдовы Прасковьи Грузуновой собрались три сына. Им стало тесно вместе. Тогда-то и решил старший из них Егор податься на сторону. Тут как раз приехал вербовщик из города Щекино. Он набирал людей, главным образом молодежь, на строительство газового завода. Не раздумывая, бывший артиллерист согласился стать строителем.

Попал Егор Лаврентьеич к десятнику Николаю Перепелице. Тот, поглядев на высокую крепкую фигуру новичка, сразу определил:

- Будешь у меня камешником.

- Видел, как другие камни да кирпичи в стены клали, но самому этого делать не приходилось, - ответил Грузунов.

- Ничего, научишься. Самое главное - крепкие плечи есть. Голова тоже нужна, - рассмеялся десятник.

И поставил Перепелица начинающего строителя на подноску материалов. Таская носилки с камнем, кирпичом, раствором, бывший артиллерист внимательно присматривался к работе каменщиков. Он запомнил, как они укладывают в стены материал, как мастерками разравнивают раствор, сколько его тратят. Видя этот интерес, пожилой каменщик Дмитрий Артюшкин замечал Грузунову.

-Трудный ты себе хлеб выбрал, молодец. Каменный рубль, хотя и длинный, зато и трудный.

- Не веем же легкий кусок есть, кому-то нужно потреблять и тяжелый, - отвечал на это Егор.

Молодой каменщик и сам чувствовал, как к концу смены тяжелела его руки, уставала спина, однако понимал, что к такому труду нужно привыкнуть, к тому же всякое новое дело дается не так просто. Это он знал по личному опыту. Не сразу ему давалась пахота пароконным плугом, затем трактором. Солдатская служба тоже потребовала пота и крови. Так и здесь. Его не беспокоило, что в первые дни ручки носилок натирали мозоли на его ладонях, не стеснялся своей запачканной спецовки, Да это как-то не замечалось в рабочей среде. Вce были одинаковые.

Общежитие сплачивало людей в одну семью. Вскоре у Егора Грузунова появились товарищи, друзья. Время пошло интересней, да и сама работа постепенно увлекала молодого человека, Десятник Николай Перепелица помогал новичку в овладении каменным мастерством. Где-то подскажет, в некоторых случаях покажет практически, а иногда, бывало, на досуге заведет речь о деревне, где у Егора Грузунова осталась молодая жена.

- Потерпи немного, дорогой. Скоро завод дома начинает строить для семейных, глядишь, и тебе квартирку выделят. Привезешь сюда свою Марфу, да и заживете подобру-поздорову на новом месте, а место будущего нашего поселка поистине прекрасное. Вокруг леса. Рядом Ясная Полина. Ее сам Лев Николаевич Толстой любил, - ободряюще звучали слова Перепелицы.

Жена писала из Шлыкова, что в колхозе дела идут на поправку. Все поля засеяны, хлеба обещают быть средними. Правление хозяйства обещает на каждый трудодень колхозникам выдать по 300 граммов зерна. Будут выдаваться с деньги. Только еще не определено сколько. Вместе с этим спрашивала мужа, не думает ли он возвратиться домой?

Егор откровенно признавался супруге в своей скуке по деревне, не скрывал от нее желания побродить по родным полям и лугам, посидеть за столом вместе с братьями и любимой матерью. Однако о прямом намерении, где изберет себе постоянное местожительство, ничего не говорил. К тому времени он еще не сделал окончательного выбора между деревней и городом. Пока же аккуратно ходил па стройку.

Правда, когда весной 1947 года против деревни Во¬робьевки на восточной стороне Московско-Курской магистрали были забиты первые колышки будущего газового завода, Егор Грузунов жил еще в родной деревне. 0н приехал сюда лишь в 1949 году в начале закладки теплоэлектроцентрали. Тут ему и пришлось осваивать профессию каменщика, а также становиться специалистом своего дела.

Затем пришлось возводить кислородный, дробильный цеха. На их строительстве каменщик Грузунов не только закрепил достигнутое мастерство, но и занял место бригадира. Этот успех не пришел сам собой, а был завоеван трудом, самодисциплиной, умением ладить с людьми, щадить их самолюбие, избегать самомнения и зазнайства. Такие положительные качества в характере Грузунова спискали ему уважение среди строителей. Десятник Николаи Перепелица к случаю не забывал подчеркнуть, что Егор Лаврентьевич является его воспитанником. В свою очередь воспитанник тоже не оставался в долгу перед старшим товарищем.

Между тем газовый завод рос, умножались егоо здания, Строители жили в деревянных бараках, построенных возле деревни Кочаки. Здесь был рабочий клуб, столовая, магазин, медицинский пункт. Жилые здания и учреждения строились быстро, деревянные - из расчета на короткий срок. Потому и сам поселок был назван Временным, а фундаментальные здания предполагалось возводить юго-восточнее Телятинок.

Начало поселку щекинских химиков было положено 1950 году закладкой нескольких двухквартирных домов. В их строительстве приняли участие бригады Николая Федоровича Лазуткина, ныне заслуженного строителя РСФСР и Егора Лаврентьевна Грузунова. Им вместе пришлось трудиться на возведении ТЭЦ, кислородного и дробильного цехов и бок о бок строить поселок Первомайский.

Работали строители на совесть, Время даром не теряли. Их торопила острая нехватка в жилье, На возведении газового завода трудились не только холостяки, но и люди семейные. Их необходимо было закрепить за производством, а для этого необходимо жилье.

Работая бок о бок, бригады Грузунова и Лазуткина изо дня в день перекрывали нормы выработки. Здания росли на глазах. А через два месяца под крышами стояло несколько домов. В них шли отделочные работы, осенью началось их заселение. Первые новоселы зарождающегося поселка с радостью въезжали в квартиры, обставляя их скромной, в основном самодельной, мебелью, изготовляемой в ту пору кустарями.

Заселение в основном подходило к концу, а в одном из домов оставалась незанятой площадь в 28 квадратных метров. Ее и предложил начальник участка бригадиру Грузунову:

- Занимай, Егор Лаврентьевич.

- Куда она мне одному такая, - отмахнулся каменщик.

- Если одному велика, найди себе напарнике, - подсказал Мироненко.

- Об этом нужно подумать. В соседе нельзя ошибаться, - ответил Грузунов.

И тут же стал мысленно перебирать товарищей. Отпали многие, а вот Василий Хабаринов должен быть уживчивым и надежным соседом. Так было и сделано. Они заняли две комнаты, доставили железные неуклюжие кровати, тумбочки, обзавелись необходимой посудой, вилками, ложками, ножами.

Теперь время на дорогу до места работы резко сократилось. Раньше им приходилось ходить пешком из общежитий до строящеюся поселка примерно за два километра, а тут все рядом, Жили они. как родные братья. Утром вместе уходили на стройку, а вечером рядом шагали домой. Теперь уже двухкомнатная квартира стала для них почти родным домом. Пришла пора подумать о женах, что жили пока в своих деревнях и ждали вызова. 

- Без хозяйки, Василий, и дом сирота, - как-то сказал Хабаринову бригадир. - Давай-ка, дружок, приглашать своих подруг. Пока нам и эта квартира не будет тесна, а когда появится возможность, разъедемся. Вскоре приехали их жены. Отпраздновали встречу и новоселье. А газовый завод получил лишние рабочие руки. Родные деревни с полями, лугами, маленькими рощицами остались позади. В их паспортах появились новые прописки. Уже не к деревенским избам, а к новому месту начали обращаться мысли. С приездом жен настроение мужчин совершенно изменилось. С работы они приходили не в пустые холостяцкие комнаты, а в семьи, в домашний уют, где после трудового дня можно хорошо поужинать и спокойно отдохнуть.

В комнатах повеселело, когда провели радио, Первое время слушали все подряд: последние известия, обзоры газет, концерты, постановки, голоса Лемешева, Козловского, Михайлова. Особенно нравились концерты Обуховой, Руслановой, Максимовой. Выходные дни соседи проводили вместе, вместе обедали, неторопливо беседовали за чаркой и вкусными пирогами домашнего изготовления. Зимними вечерами ходили и в клуб поселка Временного, смотрели там кино, бывали на концертах приезжих артистов. Летом выбирались на природу. Хороший отдых новоселам предоставляла соседняя рощица. Однако больше всего им нравилась Ясная Поляна. Первый год семьи Грузуновых и Хабариновых много бродили по окрестностям Щекино, ездили в Тулу. Обосновавшись прочно на. газовом заводе, Егор Грузунов письменно стал советовать своему двоюродному брату Ивану Михееву переехать из деревни, обещая устроить его к себе в бригаду каменьщиком. И родственник не заставил себя долго ждать, Со временем из него получился толковый специалист но каменному делv. Этим он был обязан своему брату, который сам обучал каменному делу своего одногодка, с кем вместе учились в полковой школе стрелять из противотанковых орудий. Только Ивану Дорофеевичу пришлось пройти по более длинной дороге войны.

Одному меньше, другому больше пришлось испытать военных тягот и увидеть развалин городов и сел, Потому-то руки обоих так тянулись к труду, к созиданию. Двоюродным братьям хотелось строить больше и лучше, чтобы люди, познавшие разрушительную силу войны, наконец-то могла спокойно жить в удобных жилищах.

Егор Грузунов со временем все больше и больше осознавал значение своей профессии. Он начал глубже понимать важность труда строителя и то, как он нужен стране после недавнего окончания войны, когда еще не везде были залечены ее раны. Ему отрадно было смотреть на то, как на вчерашних полях красиво поднимаются здании газового завода, жилые дома молодого поселка химиков, а сознание подсказывало, что в этом есть доля и его труда. А он требовался на различных стройках.

Грузуновскую бригаду, как наиболее квалифицированную, надежную, руководство перебрасывало на самые важные участки.

До поры до времени этот коллектив трудился на возведении жилья, а в 1954 году его перебазировали на строительство цехов мочевины первой, а затем и второй очереди. А за два года до этого знатный строитель радовался пуску первой опытной установки. Завод стал давать бытовой газ для Тулы и Москвы, В качестве сырья использовался бурый уголь, добываемый шахтами треста «Щекинуголь».

В 1958 году недалеко от газового завода пролегла на Москву трасса ставропольского газа. По распоряжению правительства на базе газового завода создается Щекинский химкомбинат по выработке удобрений для сельского хозяйства. В этом переоборудовании активное участие приняла бригада Грузунова. На кладке стен новых помещении трудились исключительно добросовестно и споро. Тон всей ударной работе задавал Егор Лаврентьевич. Он служил примеров для подчиненных, Молодых, малоопытных каменщиков бригадир отечески наставлял:

- Раствор сразу раскладывай по всей стене небольшим слоем со шлейфом в восемь - десять миллиметров. Кирпич бери не за угол, а за середину и клади на место, чуть придавливая. Чтобы не скривить стену, особенно угол, не забывай про отвес. Он не обманет.

Надо сказать, к методу работы бригады приглядывались не только начинающие каменщики, но и с довольно солидным стажем. Они, не стыдясь, признавались, что Егор Лаврентьевич имеет твердую руку, цепкий глаз. Им он, как ватерпасом, сразу определит, нарушил ты горизонталь или нет.

Для многих строителей весьма памятным остался октябрь 1961 года. Они постарались так, что в этом месяце химкомбинат дал свою первую продукцию – аммиак. Это событие для химиков было большим праздником. Да и как же не радоваться? Ведь они досрочно выполнили постановление майского Пленума ЦК КПСС о развитии химической промышленности 1958 года. Той же осенью первые партии ценного удобрения получили колхозы и совхозы Тульской области.

А когда от химиков потребовалась помощь селу людьми, то и здесь за ними дело не стало. Егор Лаврентьевич и вся его бригада приехали в Лобановскую машинно-тракторную станцию. Здесь их ждали с нетерпением.

- Будете нам мастерские строить. Не сомневаюсь, что опыт в этом есть. Иначе бы не прислали сюда, - сказал директор Петр Яковлевич Бобров бригадиру.

- Постараемся помочь, - улыбнулся Грузунов. О себе добавил, что родился в деревне, работал трактористом, воевал, а с 1949 года стал каменьщиком. И уж кому-кому, а ему-то понятно, как необходимо станции иметь просторные мастерские.

Присутствующий при разговоре главный агроном Роман Романович Росса заметил, что здание надо сложить не только качественно, но и как можно быстрее.

- Вы обеспечьте нас всеми материалами, а за нами дело не станет. Летние дни длинные да и ночи светлые. Пораньше встанем, попозже ляжем. Одним словом – на время глядеть не станем, - заверил Грузунов.

Да, время тогда было горячее. На всех участках люди, соскучившиеся по мирному труду, совершали ратные подвиги. Помнит Егор Лаврентьевич замечательных комбайнеров тех лет Петра Алексеевича Арапкина. Последний, работая на самоходном комбайне С4, в страду 1955 года убрал зерновые с 691 гектара, намолотив более девяти тысяч центнеров зерна.

Уезжая из Лобановской МТС, Грузунов, пожимая руку знатного комбайнера, сказал:

- Если судить по работе, то, Павел Иванович, носить тебе на груди Звезду Героя.

Предсказание бывшего тракториста сбылось. Несколько лет спустя Президиум Верховного Совета СССР за высокие трудовые достижения присвоил комбайнеру Арапкину звание Героя Социалистического Труда. Oб этом Егор Лаврентьевич узнал из газеты «Коммунар», где был опубликован Указ, и в душе радовался за своего знакомого.

Работа в Лобанове не была случайным эпизодом в трудовой биографии каменщика Грузунова, а скорее всего началом. За Лобановской МТС последовали поселок Чернь, город Плавск, Тула. В этих населенных пунктах руками Егора Лаврентьевича и членами его бригады построено много здании самых различных назначений. И пока эти здания будут стоять, на них сохраняются отпечатки пальцев тех, кто их возводил в жару, дождь и мороз.

В числе первых Грузунов со своей бригадой стал на практике применять метод щекинских химиков в строительстве. На сооружении Головеньковской спецшколы, при большом объеме работ, она полностью подтвердила свое звание комплексной, осуществив все операции от фундамента до перекрытия. Грузуновцам принадлежит первенство в освоении монтажа, что называется, с «колес», что помогло вдвое сэкономить время. Они применили метод кирпичной кладки «тройками», сменив обычные мастерки на мастерки-молотки собственного изготовления. Это позволило значительно ускорить кладку, так как пользовались не двумя инструментами, а одним.

Узнав из газет о почине Николая Злобина, который применил в работе бригадный подряд, Егор Грузунов тоже по возможности стал его внедрять у себя. Однако, прежде чем приступить к нему, передовой бригадир понял, что для настоящего освоения этого метода потребуется настойчивость и целеустремленность.

Известно, что у нас кое-где еще имеется диспропорция между существующими мощностями предприятий стройиндустрии и реальными потребностями объектов. По этому поводу Грузунов имеет такое мнение.

- Если, например, мою бригаду постоянно обеспечивать всеми потребными материалами строго по графику, то она могла бы увеличить свою сменную выработку в два, а на некоторых видах работ и в три раза.

Свое высказывание коммунист, ударник коммунистического труда не раз доказал патриотическим трудом. Его крепко спаянная, старательная бригада выполнила девятую пятилетку за четыре с половиной года. Намного paньшe срока закончена и десятая пятилетка. И сейчас, в одиннадцатой, этот коллектив перевыполняет задание. Постоянно от снижения себестоимости работ получают здесь значительную экономию денежных средств.

Похвальном чертой в характере бригадира является то, что благодаря душевному подходу к людям, глубоким знаниям своей специальности Егор Лаврентьевич сумел воспитать и сплотить свой коллектив, так, что в нем нет текучести. Те, кто приходит сюда, как правило, остаются надолго, а многие на всю жизнь. Ядро коллектива составляют люди, проработавшие в бригаде по пятнадцать и двадцать лет. Бригадиру хорошо помнится, как восемнадцать лет назад к нему пришла совсем молоденькой Елена Коновалова и попросила принять ее на работу. Она только что приехала из деревни Акуловские Выселки Плавского района и о строительстве не имела никакого понятия. Однако горела желанием стать строителем. Девушка была физически крепкой и понравилась Грузунову. Он согласился принять ее в свой коллектив.

- Егор Лаврентьевич был для меня заботливым учителем, внимательным наставником, - говорит Елена Борисовна. - Помогал осваивать строительное дело. Благодаря Егору Лаврентьевичу бригада для меня стала родной семьей. Все мы живем здесь дружней, чем иногда братья и сестры.

Благодарную память о своем первом наставнике хранит ныне заслуженный строитель РСФСР Николай Федорович Лазуткин. Он вместе с Егором Лаврентьевичем застраивал поселок Первомайский. Возводил в нем жилые здания, школы, детские сады, магазины. Дом культуры. Их руками возводились стены многих корпусов большой щекинской химии, называемой теперь Щекинским объединением « Азот». На многих улицах Щекина красуются высокие здания, в которые вложен их личный труд и дело всех членов бригад, руководимых ими.

Грузунов и Лазуткин еще застали то время, когда Центр тогдашнего Щекинского района был совсем небольшим, с грязными немощеными улицами, одноэтажными домами. На поселке Социалистическом доживали свой век двухэтажные 8-квартврные дома, сложенные из самана. Стены некоторых из них держались на подпорках. Вокруг серели кучи нажиги, только кое-где зеленели деревца. Не было в нем ни хорошей больницы, ни настоящих магазинов, ни просторных детских садов. Отрадное явление представляли лишь две средних школы и клуб горняков. С Тулой связь осуществлялась главным образом железнодорожным транспортом.

Нынче от прошлого осталось только лишь название. Давно исчезли с лица земли строения, которые видел еще Лев Николаевич Толстой, приезжавший на здешний угольный рудник. Это произошло 19 июля 1894 года. Осматривать шахту великому писателю помогал поэт и автор русского текста пролетарского гимна «Интернационал» Аркадий Яковлевич Коц, работавший заведующим шахты. Теперь нет ни Новой Колпны, ни Малых Озерок, ни шахтерского поселка. Там, где были фундаменты изб и бараков, теперь красуются многоэтажные жилые дома и скверы. Асфальтированные и озелененные улицы простерлись па многие квадратные километры.

- Смотришь иногда на растущий город, - тихо говорит Грузунов, - и душа радуется. А ведь строился он по камешку, по кирпичику, часами, сменами, неделями, месяцами. Порой прикинешь, много ли можно сделать за день? А как окинешь свой труд за год-два, так едва и веришь своим глазам, что все строил ты со своими товарищами.

Слушаешь уже пожилого человека и невольно ловишь себя на мысли: сколько радости и счастья своим трудом принес этот мастер каменных дел новоселам, вселившимся в светлые квартиры, детям, получившим новые школы, детские сады! А вспоминают ли они хоть случайно тех, кому обязаны всем этим? А надо бы!

И в тех самых стенах, возведенных руками бригад, руководимых Н. Ф. Лазуткиным, А. С. Зебревым, Е. Л. Грузуновым и другими строителями, рождался эксперимент щекинских химиков. Начав его в 1967 году, они при меньшем числе рабочих стали давать больше продукции.

В 1971 году при подведении итогов восьмой пятилетки проверялся и результат четырехлетнего труда по новой системе планирования и экономическою стимулирования. Оказалось, что из производства было высвобождено до одной тысячи человек, получен высокий прирост выпускаемой продукции. Технический уровень предприятия повысился за счет внедрения более 260 мероприятий, давших предприятию дополнительно около 6 миллионов рублей. Установка новой техники дала экономический эффект в сумме 4 миллионов 400 тысяч рублей.

Тот год для производственников и строителей щекинской химии оказался памятен и тем, что Указом Президиума Верховного Совета СССР коллектив химиков был награжден орденом Ленина. За трудовые успехи в восьмой пятилетке вручены ордена и медали 95 товарищам. Из них четверо получили орден Ленина, шесть - Октябрьской Революции, двадцать работников стали кавалерами ордена Трудового Красного Знамени.

Егор Лаврентьевич радовался искренне за всех награжденных, особенно за тех, которых хорошо знал, дружил, вместе когда-то работал, для которых строил дома, при встречах дружески жал им руки, поздравлял с наградами, желал счастья и здоровья.

Радуясь за награжденных, знатный каменщик чувствовал себя тоже счастливым, потому что принадлежал к славной семье химиков, которые подняли себя так высоко, что у них нашлись подражатели не только в нашей огромной стране, по и во всем социалистическом содружестве, Не без законной гордости глядит иной раз Егор Лаврентьевич на красивую и внушительную панораму родного ему предприятия. На многие десятки гектаров простерла она свои строения, где вырабатывается сила земли, - удобрения. Жидкие дымки кудрявятся над высокими трубами, густо парят широкогорлые градирни. А на железнодорожной станции Казначеевка гремят буферами товарные вагоны. В них продукция щекинских химиков. И торопятся отсюда тяжелые составы к полям колхозов и совхозов, чтобы помочь хлеборобам бороться за большой урожай.

Грузунов тоже не забывает своих дорог в деревню. Как было уже сказано, он вместе со всеми членами бригады вот уже третий год работает на Лазаревском свинокомплексе. За это время Егор Лаврентьевич выполнял самые различные задания: клал стены животно водческих помещений, работал на домах. В прошлом году в ударном порядке его бригада построила растворный узел и дала возможность высвободить часть транспорта от завозки этого материала из Щекино, т.е. за 30 километров. После растворного узла трудились на очистных сооружениях.

Весну 1980 года комплексная бригада Грузунова начала с кладки домов для специалистов свинокомплекса. Для них был выбран участок па северной опушке молодой посадки на западной окраине поселка станции Лазарево, рядом с торговым центром.

То теплое и ласковое летнее утро грузуновцы начали с вывода окон второго этажа. Но до того, как начать смену, их проинструктировал мастер Александр Гумелюк. Первым делом он рассказал, в какой последовательности должны вестись работы, что требуется от каменщиков для выполнении дневных норм, затеи попросил их строго соблюдать технику безопасности.

После инструктажа бригадир первым делом осмотрел весь инструмент. Удостоверясь в его полной исправности, проверил трос подъемного крана, столы, ящики, надежность лесов, то есть подмостков. Когда все это было выполнено, началась расстановка людей по местам. Елену Коновалову и Марию Феклисову, как более опытных, бригадир поставил на углу, Юрию Удовенко и Наталье Анисковой поручил середину, себе же взял самый важный участок стены.

Расстановка рабочей силы заняла несколько минут и работа закипела точно в определенный срок. Проворно орудует мастерком Елена Коновалова. Из рядом стоящего ящика она берет сразу несколько порций хорошо размешанного раствора и маленькими кучечками раскладывает вдоль стены, затем разравнивает его. Не дав ему затвердеть, накрывает кирпичами, которые ровной ленточкой тянутся до самого угла. Выполнив эту работу, женщина тщательно заделывает пазы, превращая их в округлую веревочку, что вытягивается между двумя рядами пунцовых кирпичей.

Неподалеку от Коноваловой трудится Анна Ильина. Она много моложе своей соседки, но в бригаде успела проработать пятнадцать лет. Мастерством каменных дел она овладевала тоже при непосредственной помощи Егора Лаврентьевича. Муж у нее владеет плотницким мастерством и тоже работает на строительстве.

Бригадир неспроста с Анной Филипповной поставил рядом Юрия Николаевича Удовенко. Несмотря на свой довольно солидный возраст, каменщиком он стал работать с января 1980 года. Правда, он уже совсем неплохо справляется с обязанностями, однако еще не постиг всех тонкостей каменного ремесла. Вот здесь ему и приходит на помощь Ильина. Если она заметит, что сосед делает неправильную кладку, сейчас же подскажет ему, а если надобно, то и покажет практически.

- После Егора Лаврентьевича это моя вторая наставница, - отзывается об Анне Ильиной каменщик Удовенко.

Двадцатилетний производственный стаж химика имеет Наталья Ивановна Анискова. Из них последние двенадцать лет отдала работе в бригаде Грузунова. Узкоплечая и худенькая, исключительно подвижная, эта женщина не чуждается заразительного смеха, шуток и песен. Разравнивая раствор по кирпичной кладке, работница что-то напевает про себя.

-Ты, Наташа, пой погромче, чтобы все слышали! - шутливо улыбается Грузунов.

Наталья Анискова стыдливо умолкает. Она знает, что на работе не поют но сделала это ради того, чтобы подбодрить других. Ведь с шутками да прибаутками веселее работается, Мария Александровна Феклисова начала осваивать профессию каменщика еще в 1956 году и с той норы не выпускает из ловких рук мастерка. Вот и сейчас, отполированный раствором, он ярко поблескивает на утреннем солнце. От его прикосновения начинает отсвечивать и разглаживаемый раствор. Феклисова умело заделывает угол.

Кирпичи ложатся строго прямолинейно, под углом в 90 градусов. На всякий случай проверив работу Феклисовой отвесом, бригадир заключает:

- Молодец, Маша. Тут ни к чему не придерешься. Для того и стараюсь, Егор Лаврентьевич, чтобы комаp носа не подточил, - улыбается работница.

- Алексей, кирпич давай! - кричит Елена Коновалова крановщику Павлову.

Стропальщики Виктор Николаев и Зинаида Макеева в ту же минуту цепляют тросами поддон с двумястами кирпичами и в свою очередь машут рукой крановщику. Алексей Павлов пускает в ход мотор. Заработали механизмы, задвигалась стрела, поднимая на второй этаж тяжелый груз. Елена Борисовна отделяет его возле себя, чтобы кирпич брать прямо с поддона.

Через несколько минут кончился раствор у Юрия Удовенко. То же и у Анны Ильиной. Подсобники вместе с крановщиком быстро выполняют и эту просьбу каменщиков. Бригадир же, работая со всеми наравне, внимательно следит за ходом дела. И вот, отложив в сторону мастерок, он идет вдоль стены, тщательно приглядываясь к кладке. Все ее ведут правильно, но у каменщика Удовенко заметны небольшие нарушения, он расходует раствора больше, чем положено но норме.

- Ты, Юрии Николаевич, слой тоньше гони. Если мы станем расходовать раствор по-твоему, то на каждый кубометр кирпичей будем расходовать его не четверть кубометра, а гораздо больше. Так и до кубометра доведем, а это потянет назад показатели нашей бригады.

- Прошу простить меня, Егор Лаврентьевич, переборщил малость. - извинился каменщик.

В это время на стройплощадку въехал самосвал. Шофер Петр Кретов привез раствор и спросил бригадира, куда его свалить. Тот указал место, что находится рядом со строящимся домом.

- Еще привозить? - спросил Грузунова водитель.

- Пожалуй, с лихвой до конца смены хватит, - ответил бригадир, выразив благодарность шоферу.

С Петром Кретовым Егор Грузунов знаком не только по работе на строительстве. Они периодически встречаются в Первомайском поселковом Совете, депутатам которого являются оба. Председатель поссовета Виктор; Николаевич Усачев доволен их общественной работой.

Проводив шофера, бригадир остановился под раскладистой молодой липой и загляделся на стройку, возле которой огромным журавлем на одной ноге стоял' подъемный кран. Никто из каменщиков не мог знать какие мысли в эти минуты проносятся в голове их руководителя и наставника? Может быть, он, видя, какой техникой обладают сегодняшние строители, уносился в прошлое, когда строительные материалы подтягивались лебедками, а кирпич, раствор на этажи поднимались транспортерными лентами, а порой носились носилками. Тогда каждое новое здание стоило много сил и пота и продолжительного времени.

Нынче же любой груз на любую высоту поднимает башенный кран. Железобетон почти совсем вытеснил из строительства дерево и камень. Благодаря технике ускорилось строительство, облегчился в несколько раз и сам труд строителей. Давно уже практикуется сборка жилых домов из блоков. По своей долговечности и качеству они немного уступают кирпичным.

Из задумчивости бригадира вывел начальник первого участка Страгалов, заглянувший сюда, чтобы узнать, как идут дела.

- О чем вы думаете, Егор Лаврентьевич? – обратился он к Грузунову.

- В наше время есть нал чем задуматься, - ответил бригадир, - Вы, молодые, Александр Анатольевич, в хорошее время живете. Для вас открыты двери в институты, техникумы, квартирами не обижены. Моя молодость прошла в другое время. Нам учиться некогда было. Родители рано к земле приучали. Я и детства своего не видел. В полях с матерью пропадал. А тут лишь успел подняться на ноги, война началась. Пришлось пороха понюхать и две раны сразу получить. Солдатскую шинель до 1947 года таскал на плечах. В сорок девятом на щекинскую химию приехал. Вот и прикинь, когда мне было время книгу в руках держать?

- Ничего не поделаешь. Такая пора была, - соглашается молодой специалист.

- Вы не учились, зато ваша дочь инженером стала.

- Да, моя Шура закончила Тульский политехнический институт.

- В нем и я получил свой диплом, говорит Александр Стригалов.

- Она по конструкторской части пошла, - добавляет Грузунов.

- Мне судьба судила строителем быть. - Добрая профессия, - отзывается бригадир.

- Ведь строить - не разрушать. Всегда тебя будут благодарить люди.

Радио из вагончика доносит сигналы проверки точного времени. Диктор сообщает: «Московское время - двенадцать часов. Передаем последние известия».

Каменщики снимают фартуки, убирают инструменты, по эстакаде спускаются вниз, где уже их поджидают подсобщики вместе с экскаваторщиком. Наталья Анискова шествует впереди, размахивая тонкими жилистыми руками. Остановившись напротив начальника участка и бригадира, она, широко улыбаясь, приглашает их в столовую:

- Пойдемте в ложки играть, - Стоящее дело, - соглашается Грузунов. - Пообедать нужно как следует, а то я сегодня не очень плотно позавтракал. Просто аппетита не было. Правда, моя Марфа Николаевна мне курятинки да пару яиц с собой завернула, но все же горячего похлебать хорошо.

Но в столовую пошли не все. Часть людей расположилась на зеленой сочной траве, развернув «тормозки». Закусив на скорую руку, они решили понежиться на солнце, подстелив под себя пиджачки.

...Вторая половина смены началась ровно в час дня тем же порядком, что и с утра. Примерно через полчаса пришла машина с кирпичом. Он оказался очень плохим, и брягадир отказался его принимать.

- Что же мне - обратно его везти? - возмутился водитель машины.

- Давай куда хочешь, а мне такой не нужен, - наотрез заявил бригадир. - Смотреть надо, когда грузят.

Этим поступком Егор подтвердил свое чувство хозяина, чувство ответственности, которое стало для него как коммуниста жизненной позицией. Оно-то в побуждает его активно участвовать в управлении производством, быть требовательным не только к своим товарищам по труду, но и к поставщикам строительных ма-териалов.

Такие благородные черты позволили знатному каменщику завоевать себе авторитет среди рабочего коллектива, поднять его в глазах руководителей. Трудясь беззаветно на благо своей дорогой Отчизны, коммунист Грузунов с самой лучшей стороны показал себя на строительстве аммиачного производства. За то, что его бригада способствовала досрочной сдаче, бригадир был награжден орденом «Знак Почета». На возведении корпуса по производству метанола Егор Лаврентьевич получил орден Октябрьской Революции.

В старинной шкатулке хранит знатный каменщик много Почетных грамот, выданных ему в разные годы, красные книжечки, удостоверяющие Грузунова как ударника коммунистического труда, участника социалистического соревнования всех послевоенных пятилеток. На руке он носит именные часы, бреется премиальной бритвой. Им было получено и много денежных премий.

С теплым чувством в душе Егор Лаврентьевич иногда выходит гулять по Первомайскому поселку с любимой внучкой Ирочкой. По пути он рассказывает девочке о том, как начинался поселок, показывает ей дома, что строил он вместе со своей бригадой. Ирочка с детским вниманием слушает рассказ дедушки, похожий сказку, встающую перед нею красивой явью. И прежде чем войти в квартиру, старожил и строитель Первомайского останавливается возле своего дома на улице Горького и смотрит в сторону юга. Там он видит ряды многоэтажных красивых домов и силуэты башенных кранов. Строительство в северо-западном районе Щекино продолжается. Его жилые и другие здания приближаются к поселку Первомайскому. Пройдет еще несколько лет, и эти два крупных населенных пункта сольются в одни город, благоустроенный и красивый. А на улице Горького, в доме № 9 будет жить в здравствовать его строитель, Почетный гражданин Егор Лаврентьевич Грузунов.

Сейчас же он, сверкая мастерком, гонит ровный ряд кирпичей вдоль стены здания, в котором станут жить специалисты свиноводческого комплекса. А между тем время за работой бежит быстро. Вот уже и солнце склонилось низко к западу. От строений и деревьев, от всех предметов длинные тени падают на разогретую за день землю. Из шестой автобазы за каменщиками пришел специальный маленьким автобус, чтобы везти их домой. Под колесами машины шуршит асфальтированное шоссе, позади белеют здания животноводческого комплекса и рабочего городка. И все, что есть в нем удобного и красивого, создано руками строителей большой щекинской химии.

В окна завевает приятный холодок, освежая разгоряченные трудом лица. Мимо проносятся поля с колосистой пшеницей, с кустистым картофелем. При виде солнечного простора, накрытого голубым куполом неба, у людей поднимается настроение.

- Споем, что ли? - на весь автобус крикнула звонкоголосая Наталья Анискова.

- Вот теперь можно, - охотно поддержал ее бригадир.

- Широка страна моя родная. Много в ней лесов, полей и рек, - затянула Наталья Ивановна. - Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек, - подхватили разом мужчины и женщины.

Пели дружно, отдавая всю силу своих голосов песне, выражающей наиболее полно их любовь к земле, где родился и которую украшают своим рабочим трудом.

***

А под самый новый, 1982 год, точнее 24 декабря 1981 г., в газете «Коммунар» в информации под общим заголовком «Почетные звания» читаем:

«Президиум Верховного Совета РСФСР Указом oт 21 декабря с. г. за заслуги в области строительства присвоил почетное звание «Заслуженный строитель РСФСР» работникам строительных организаций.

Грузунову Егору Лаврентьевичу – бригадиру каменщиков передвижной механизированной колонны № 237 треста «Приокскхимстрой», Тульская область».

zvezdochka

- Галкин В. Почетный гражданин / В.Галкин // Знамя коммунизма. - 1981. - 20янв. - С.2.

Пармухина Т. «Чтобы не было войны…» / Т.Пармухина // Знамя коммунизма. - 1990. - 24 июня.

 

РАЗВЕ нужна была эта страшная война деревенскому пареньку Егору Грузунову, трактористу одного из чернских колхозов, юность которого только расцвела весной 41-го?! Он, по примеру своих родителей, хотел стать хлеборобом. Но в эвакуации, в Орехове-Зуеве, пришлось Егорке, как и многим другим вчерашним подросткам, начать изучать военное дело. Здесь же он окончил курсы младших командиров противотанкового орудия и в конце 1941-го был зачислен в 870-й стрелковый полк. И сразу - на передовую, на оборону Орловско-Курского направления, под Мценск, где, не успев обвыкнуть в новой обстановке, сержант Е. Грузунов получает боевое «крещение»...

— Страшно было, - вспоминая тот день, признался Егор Лаврентьевич. - Фашисты озлобились, что их «турнули» из-под Москвы. Молниеносная, по их задумкам, война непредвиденно затягивалась. А тут еще зима выдалась на редкость суровой, но нам-то было легче - мы на своей земле, мы дома. Это и вдохновляло. Хотя ни обмундирования, ни питания, ни вооружения не было в достатке...

НАТУЖНО ревут отяжеленные смертоносным грузом вражеские самолеты. Медленно, но грозно надвигаются они на оборонительные рубежи, наводя ужас на новичков. Но рядом с ними, в замаскированном окопе, находились и бывалые солдаты.

- Не боись, - подбадривали они, - авось и пронесет... И все же каждый в мыслях невольно прощался уже со своей жизнью, с родными и любимыми. А когда начиналась танковая атака и наступало время артиллеристов, то многих уже и не досчитывались у орудий. «Тигры» и «пантеры», украшенные крестами, черными жуками выползали, казалось, из всех щелей. На один расчет артиллеристов, приходилось, бывало по 8 танков. А тут еще беда: не поддавались они нашим «сорокапяткам», и снаряды отлетали рикошетом. Только с расстоя¬ния 300-460 метров пробивалась их толстая броня. Но чтобы подпустить танки так близко, немало требовалось выдержки и спокойствия. И находили солдаты в себе такие силы, отбивая одну атаку за другой.. В таких вот боях и прошли полтора долгих изнурительных года обороны. Но все же выстояли, удержались, пока страна готовилась для решительного удара по врагу.

- Только дисциплина - настоящая, железная - помогла нам одолеть фашиста. Был приказ: «Стоять насмерть!». И стояли... Больше всего боялись струсить, отступить, - как будто заново переживая те годы, взволнованно заговорил ветеран. - Даже падая, сраженным в бою, солдат думал, как бы лицом к своим не : упасть, не то покажется, что назад бежал. Вот ведь как: позора - больше смерти боялись...

Помнит Егор Лаврентьевич 10 июня 1943 года, когда четыре чеса вели они артподготовку, круша вражеские укрепления. И в тот день наша армия продвинулась на 35 километров, освобождая Орловщину от фашистов. А те сопротивлялись отчаянно. Горячими, кровавыми были бои. И в одном из них, 12 июля, под Ельцом, тяжело ранило Е. Л. Грузунова. Казалось, все тело охватило пожаром - невдалеке ухнула бомба...

О СКОЛОЧНОЕ ранение в грудь, контузия надолго вывели из строя бойца. Но и после продолжительного лечения старший сержант Е. Л. Грузунов в действующую армию не вернулся. Свои знания и опыт стал передавать новобранцам, служа в 38-м учебном стрелковом полку. Так до 46-го года и пробыл он в Минске, где уже началось восстановление разрушенного города. Там он, еще будучи военным, и получил специальности каменщика, печника. А после демобилизации вернулся в свою родную деревню Тышлыково, снова стал работать в колхозе. Для начала привел в порядок родительский дом, оставшийся без крыши, помог другим односельчанам приобрести кров, ведь мужиков-то мало возвращалось домой. А тут и услышал о комсомольской ударной стройке в Щекине.,. Из Курска, Орла, Тулы подалась тогда молодежь строить газовый завод. Приехал и Егор. Поначалу строили временное жилье - землянки, бараки, потом принялись за постоянное в поселке Первомайском. Многие не имели профессии строителя, так что Е. Л. Грузунов уже считался мастером и обучал начинающих. После военных лишений наступил эмоциональный подъем. Приятной и радостной казалась мирная жизнь, да еще когда строишь все своими руками.

Н ЕЗАМЕТНО летели годы. Один объект сменялся другим. Росли профессионально, мужали прежние юноши. И в 31 год Егор Лаврентьевич возглавил большую бригаду каменщиков. Шло интенсивное строительство завода, работы велись в три смены. Не роптали рабочие на неполноценное питание, на плохой отдых, на низкие заработки, потому что всем им довелось испытать более суровое время. И тогда они знали, к чему стремиться, вырвавшись из разрухи... Трест был богат строителями - шесть тысяч человек насчитывал. Но и работы было невпроворот: и промышленная зона, и жилье, и соцкультбыт. Стали управления переходить на более узкую специализацию, а тут и газовый завод построили. Тогда-то и образовался новый трест - «Щекинхимстрой», который повел дальнейшее строительство в районе.

Прямо на глазах вырос поселок Первомайский: новые школы, детсады, магазины... И теперь, проходя по улицам уже ставшего родным поселка химиков, встречается Егор Лаврентьевич со своими «старыми знакомыми» - домами, которые когда-то возводил с товарищами по бригаде. «Вот этот - мой «первенец», - мысленно отмечает ветеран, останавливаясь возле крайнего дома на улице Индустриальной. - Больничный городок... как старались побыстрее его сдать...» И так почти каждое здание приветствует. А потом - Головеньковская спецшкола, завод синтволокна, Лазаревский свинокомплекс и другие объекты.

Н О НЕ ТОЛЬКО руки у Егора Лаврентьевича «золотые», мастеровитые, и душа у него добрая и отзывчивая. Поэтому-то и избирали его жители поселка своим депутатом на протяжении 20 с лишним лет. Постоянное общение с людьми, забота о них и будущем поселка занимали его свободное время. Не расстается с общественной работой он и сейчас. Его, почетного гражданина города Щекино, приглашают на торжества, при городском совете ветеранов он занимается воспитанием подрастающего поколения.

И всегда, выступая в школах и училищах, коммунист Е. Л. Грузунов наставляет молодежь на честный путь, на преодоление трудностей:

- Самое главное - чтоб больше не было войны, беды этой черной. А уж с остальным мы справимся... Хотя жизнь сейчас трудная неимоверно.

zvezdochka

- Фролова М. Высота Егора Грузунова / М.Фролова, А.Янежич // Коммунар. - 1971. - 19 сент.

zvezdochka