Объявления

Приглашаем пенсионеров!

 

В читальном зале по четвергам с 15.00 до 17.00 проводятся бесплатные уроки начальной компьютерной грамотности.

 

Внимание!

 

Уважаемые жители! Просим Вас принять участие в IT-опросе об эффективности деятельности руководителей ОМСУ и муниципальных предприятий, который проводит правительство Тульской области.

Подробнее...

 

Новости

Щекинская Межпоселенческая центральная библиотека

Почетные граждане г.Щекино и Щекинского района

Веремей Иван Николаевич – (1915-1998)

"Почетный гражданин г.Щекино"(08.12.1971)

Веремей Иван Николаевич

Веремей Иван Николаевич. Гвардии генерал - майор танковых войск запаса, Герой Советского Союза.

Родился в 1915 г. в с.Орловка Черниговской области в семье рабочего.

Трудовую деятельность начал с 9 лет пастухом, затем работал на заводах Московской и Калининской областей. С 1937 г. - в рядах Красной Армии. Участвовал в войне с белофиннами.

В составе 32-й танковой бригады принимал участие в обороне Москвы и в контрнаступлении советских войск под Москвой и Тулой. Освобождал от немецко-фашистских захватчиков Ясную Поляну, за что награжден орденом Красной Звезды. Участник Сталинградской битвы, танковых сражений на Курской дуге, боев за освобождение Украины, Белоруссии, Польши, сражения за Берлин, похода на Прагу. Участник двух исторических парадов на Красной площади - 7 ноября 1941 г. и Парада Победы. После окончания войны занимал ряд командных должностей в Советской Армии.

Удостоен звания Героя Советского Союза, награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны I и II степени и многими медалями.

В 1971 г. удостоен звания «Почетный гражданин города Щекино».

Почетные граждане города Щекино и Щекинского
района: Буклет. – Щекино, 1985.

Литература:

 

 

Веремей И.Н. В боях за Ясную Поляну/ И.Н.Веремей; лит.запись Л.Долгиной //Мол.коммунар. - 1979. - 1 марта.

Это было в декабре 1941 года. 32-я танковая бригада получила приказ обойти противника с тыла и освободить Ясную Поляну. Были сформированы две группы прорыва. Их составили коммунисты, комсомольцы. Одну ил групп возглавил старший политрук Иван Веремей. Было ему в то время 23 года...

Сейчас Герой Советского Союза генерал-майор запаса Иван Николаевич Веремей живет в Киеве. Предлагаем вниманию читателей его воспоминания о боях за освобождение Ясной Поляны.

Моей группе было приказано выйти в район деревни Уваровка и обойти врага справа. Группа, которой командовал И. И. Ющук, двинулась на село Угрюмое, охватывая фашистов слева.

Выступили утром. Было довольно тепло. Шел густой мокрый снег. Одежда быстро промокла. Двигаться было тяжело. К вечеру стало и того хуже: ударил мороз, да такой сильный, что полушубки заледенели и позванивали на ветру, словно железные.

А тут - деревня впереди, как на ладони: огоньки светятся, дым из труб идет. Теплом домашним тянет. Зайти, что ли? Соблазн был велик, но я твердо помнил строжайший приказ командира бригады: в селах не останавливаться!

Поглядел на ребят: они совсем закоченели, еле двигаются. Разведка сообщила, что немцев в деревне нет. Поколебавшись, решил: учитывая особо трудную ситуацию, зайти в село, обсушиться и обогреться.

Заходим. Печи натоплены, дома все пустые. Что ж, обычная картина для оккупированных территорий: жители больше в подвалах обитали, чем в домах. В подвале и бомба не достанет. и немец не всегда найдет.

На всю жизнь я запомнил случай, происшедший уже после того, как деревня Уваровка была освобождена от фашистов окончательно. Подходит ко мне старушка, плачет. Оказывается, внучку ее фашисты повесили. На шею надели табличку: «Коммунистка. Выдавала сведения партизанам». А была «коммунистка» совсем ребенком. В это время подъезжают сани, на них та самая малышка.

Бойцы мои посуровели, молчат. А что тут скажешь? Думаю, каждый из них девочку эту. никогда не забудет. И я ее по сей день помню: беленькая такая, курносая.

...Наутро двинулись дальше. Прошли километра два. Чувствую: теряем ориентировку, проводник нужен. Видим, стоит прямо в лесу хата. Постучали. Выходит пожилой Мужчина, лесником оказался. Фамилию его и сейчас помню: Никишин.

- Дед, - говорю ему, - проведи нас к Ясной Поляне.

Согласился он неохотно.

Плутали, плутали… Оказывается, он нас за переодетых немцев принял, рассудил так: откуда, мол, в тылу у фашистов наши возьмутся? Потом разобрались, и вывел Никишин нас прямо к Ясной Поляне.

Расположились в лощине, и ожидаем подхода группы Ющука. В это время разведка докладывает: метрах в ста от нас - фашистский узел связи и четыре орудия. Ориентироваться в обстановке надо было, быстро. Беру группу бойцов и на лыжах - туда. Провода перерезали, уничтожили четырех гитлеровских офицеров, захватили орудия и - назад, к своим. Вскоре подошла группа Ющука. Не успели переговорить, слышим справа и слева стрельбу, немецкую речь. Команда: «К бою!» Ждем разведку. Оказывается, по дороге движется немецкий обоз с оружием и боеприпасами. Решили неожиданно атаковать противника. Бой был тяжелым. В нем погиб наш лучший разведчик Наум Гутман, молодой боец, человек большой отваги. Помогая раненым, погибла в том бою наш врач, молодая женщина по фамилии Величко. Ей перед боем я дал рекомендацию в партию.

Тем временем наступила ночь, а останавливаться на отдых было никак нельзя: немцы в любую минуту могли нас обнаружить. Решили стремительным ударом выбить из Ясной Поляны врага. Нападение было внезапным. У фашистов поднялась паника, и защищаться они уже не могли.

Более ста солдат и офицеров врага было взято в плен, кроме того, захвачено десять танков, много орудий и пулеметов. Когда рассвело, нашим глазам открылась страшная картина. Дом-музей Льва Николаевича был разграблен. Печь немцы топили обломками личной мебели Толстого. Как рассказывали местные жители, один из гитлеровцев заявил:

- Нам дрова не нужны. Мы сожжем все, что связано с именем вашего Толстого.

Через несколько дней в Ясную Поляну приехали представители командования, видные советские писатели А. Толстой, И. Эренбург. Наши солдаты сами, без всяких распоряжений, украсили могилу Л. Н. Толстого еловым лапником и всю дорогу от дома-музея до могилы, - восемьсот метров - выложили зелеными ветками. Очень красиво получилось: снег серебристо-белый и зеленые ветки на снегу.

За эту операцию старший политрук Иван Николаевич Веремей был награжден высокой правительственной наградой - орденом Красной Звезды. Это был первый боевой орден Веремея.

 

 

zvezdochka

Веремей Иван Николаевич // Герои Советского Союза: Краткий биогр. слов. М.,1987. - Т.1. - С.257.


ВЕРЕМЁИ Иван Николаевич, род 23.02.1915 в с.Орловка ныне Куликовского р-на Чернигов. обл. в семье рабочего. Украинец. Член КПСС с 1939. По окончании неполной сред, школы работал слесарем на заводе в Московской обл., секретарём Фировского райкома комсомола Калинин. обл. В Сов. Армии с 1937. Окончил военно-полит. училище в Калинине.

С началом Вел. Отеч. войны на фронте. Ком-р 383-го гв. самоход, арт. полка (9-й мех. корпус, 3-я гв. танк, армия, 1-й Укр. фронт) гв. подполковник В. отличился в ходе Висло-Одер. операции. Полк под его командованием в ночь на 28.01.45 в р-не г.Миколув (Польша) вступил в бой с 40 танками пр-ка, 8 из них подбил, остальные отступили. Всего за янв. 1945 полк подбил 26 танков и самоход, орудий врага, уничтожил 17 полевых пушек, 4 миномёт, батареи, 120 автомашин и БТР, много живой силы. Звание Героя Сов. Союза присвоено 10.4.45.

В послевоен. годы продолжал службу в армии. В 1953 окончил Воен. акад. Генштаба. С 1963 ген.-майор В.- в запасе. Живёт в Киеве, работает ст. инженером одного из заводов. Нагр. орд. Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 и 2 ст., 2 орд. Красной Звезды, медалями, иностр. орденами.

 

zvezdochka

- Веремей Иван Николаевич // Почетные граждане города Щекино и Щекинского района: Буклет. - Щекино, 1985.


Веремей Иван Николаевич. Гвардии генерал - майор танковых войск запаса, Герой Советского Союза. Родился в 1915 г. в с.Орловка Черниговской области в семье рабочего.

Трудовую деятельность начал с 9 лет пастухом, затем работал на заводах Московской и Калининской областей. С 1937 г. - в рядах Красной Армии. Участвовал в войне с белофиннами.

В составе 32-й танковой бригады принимал участие в обороне Москвы и в контрнаступлении советских войск под Москвой и Тулой. Освобождал от немецко-фашистских захватчиков Ясную Поляну, за что награжден орденом Красной Звезды. Участник Сталинградской битвы, танковых сражений на Курской дуге, боев за освобождение Украины, Белоруссии, Польши, сражения за Берлин, похода на Прагу. Участник двух исторических парадов на Красной площади - 7 ноября 1941 г. и Парада Победы. После окончания войны занимал ряд командных должностей в Советской Армии.

Удостоен звания Героя Советского Союза, награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны I и II степени и многими медалями.

В 1971 г. удостоен звания "Почетный гражданин города Щекино".

 

zvezdochka

Авдеев Ю. Династия героев / Ю.Авдеев // Красная звезда. - 2007. - 27 июня.

Мемориальная доска Героям Советского Союза отцу и сыну - генерал-майору танковых войск Ивану Веремею (1915-1998 гг.) и его не менее прославленному сыну - заслуженному летчику-испытателю, почетному авиастроителю Борису Веремею (1935-2002 гг.) на доме 54/56 по улице Новослободской в Москве была открыта в преддверии Дня России. В церемонии приняли участие советник министра обороны РФ, Герой России В. Шаманов, главный конструктор Ту-160 В. Близнюк, бывший главнокомандующий ВВС (1992-1998гг.), заслуженный военный летчик, Герой России П. Дейнекин, заместитель командующего 37-й воздушной армией Верховного Гпавного командования стратегического назначения (ВА ВГК СИ) генерал-майор А. Жихарев и заслуженные летчики-испытатели Герой Советского Союза И. Ведерников и Герой России Г. Ирейкин.

Преданное, на пределе человеческих сил и возможностей служение Отчизне - вот что выбрали своей судьбой Веремеи. Отца и сына на жизненном пути ждали суровые испытания, которые они с честью преодолели. Их заслуги Родина оценила Золотыми Звездами Героев.

Порядок в танковых войсках

Иван Веремей родился в селе Орловка Черниговской области 23 февраля 1915 года. Появление на свет в день, который спустя годы станет Днем защитника Отечества, кто-то посчитает знаковым. Наверное, это так, но таких «знаков» в судьбе офицера, прошедшего тысячи километров дорогами Великой Отечественной войны, было хоть отбавляй.

Фронтовая биография Ивана Николаевича началась в июне 1941 года. Политруком батареи он участвовал в оборонительном сражении на земле Прибалтики. При обороне Лиепаи был тяжело ранен. Здесь надо забежать вперед. Во время войны он был дважды ранен тяжело, имел тяжелые контузии, легкое ранение и такую же контузию. Первое ранение было особенным. Хирург во время операции решил не ампутировать офицеру ногу, как предписывали документы, а приложил все знания и умения, чтобы спасти ее. Получилось... Но малозаметная хромота у Веремея осталась на всю жизнь. Правда, после выписки из госпиталя это не помешало ему принять участие в Параде на Красной площади 7 Ноября 1941 года. С Красной площади он убыл на фронт.

И. Веремей попал в 32-ю танковую бригаду. Она с ходу вступила в бой и совместно с другими войсками не позволила танковым частям Гудериана овладеть Тулой. Наши танкисты надежно преградили захватчикам путь к Москве. Затем в ходе контрнаступления под Москвой военный комиссар батальона участвует в освобождении Ясной Поляны. За тот бой его первая боевая награда - орден Красной Звезды. Именно тогда Веремей решил сменить стезю замполита на командирскую.

Забегая вперед, скажу, что о боевом пути Ивана Николаевича лучше всего говорят его медали: «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». Его заслуги в других сражениях командование отметило орденами. В истории Великой Отечественной войны те сражения считаются переломными.

Например, в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой во время Курской битвы Иван Николаевич участвовал заместителем командира полка. Бои в районе совхоза «Комсомолец» ветераны-танкисты и по сей день характеризуют одним емким словом - «мясорубка». В ее жерновах советские войска перемололи веру германской армии в то, что у нее есть еще шансы на победу.

Сегодня историки спорят, какие потери понесли обе стороны, сколько техники и вооружения утратили безвозвратно, сколько смогли восстановить. Ветераны войны смотрят на ту математику снисходительно. Для них более важным тогда было другое. После Курской битвы вермахт больше не проводил стратегических наступательных операций и под ударами нашей армии катился все дальше и дальше на запад.

Осенью 1943 года Иван Веремей возвращался из госпиталя, где лечился после ранения под Полтавой. Он попался на глаза командующему 3-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенанту танковых войск П. Рыбалко. В результате вместо службы в 1-м гвардейском мехкорпусе принял 50-й мотоциклетный полк на Букринском плацдарме, южнее Киева. Там же стал командиром 47-го отдельного танкового полка прорыва. Затем были переброска на Лютежский плацдарм, участие в операции по освобождению Киева.

Следующей боевой вехой для него стал Сандомирский плацдарм. На нем часть переформировали в 383-й гвардейский Киевско-Житомирский тяжелый танкосамоходный артиллерийский полк прорыва. Личный состав освоил новую технику - самоходные установки ИСУ-122. В войсках эти самоходки уважительно называли «зверобоями». Снаряды 122-мм пушек порой прошивали навылет «королевские тигры» и «фердинанды».

Наиболее знаковой лично для Ивана Николаевича стала Висло-Одерская операция и бой, за который он был удостоен звания Героя Советского Союза. Группировка противника, боясь окружения, стремилась выйти из Силезского угольного бассейна через коридор, еще не занятый нашими войсками. Ночью 8 января 1945 года часть гвардии подполковника Веремея перекрыла эту горловину. На позиции полка двигалась большая колонна противника, в голове которой следовали 40танков.

В послевоенные годы отважный офицер, награжденный орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, двумя орденами Красной Звезды, иностранными орденами, продолжал службу в Вооруженных Силах. В 1953 году он окончил Военную академию Генерального штаба. В августе 1955 года получил звание генерал-майора танковых войск. Командовал дивизией, корпусом, стал заместителем командующего армией по боевой подготовке. В 1963 году Иван Николаевич по состоянию здоровья уволился в запас, а затем в отставку. Жил в городе-герое Киеве, работал старшим инженером одного из заводов. Скончался 15 апреля 1998 года, похоронен в родном селе.

Небесный экзаменатор

Борис Веремей родился 25 декабря 1935 года в поселке городского типа Мишеронский Московской области.

Свой главный жизненный выбор Борис Иванович сделал рано и не пошел по проторенной отцом дороге танкиста. Окончил 10 классов и 1-й Московский городской аэроклуб. Дальше была служба и учеба в Армавирском авиационном училище летчиков. По его окончании в 1955 году Веремея направляют в Бакинский округ ПВО. Он летает на истребителях МиГ-17, МиГ-19, на первых j серийных Су-9. В 25 лет становится военным летчиком 1-го класса, командиром звена.

Борис Иванович прошел предварительный отбор в отряд космонавтов. Однако его подвел высокий рост. Кабины первых пилотируемых отечественных космических кораблей не рассчитывались на столь крупных мужчин. Тогда Борис принял решение, изменившее всю его дальнейшую жизнь. В 1961 году, уволившись в запас, он поступил в школу летчиков-испытателей. Затем его направили летчиком- испытателем на Казанский авиазавод им. С. П. Горбунова (ныне КАПО имени С. П. Горбунова). На первый взгляд его там ждали обычные монотонные полеты по испытанию серийных Ту-16 и Ту-22.

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. В 1964 году, во время полета на серийном Ту-22, на высоте 10.000 м при скорости 1.000 км/ч в техническом отсеке фюзеляжа взорвался баллон с жидким кислородом. Взрыв разрушил часть силовых элементов фюзеляжа и обшивки, вырвал контейнер со спасательной лодкой. Разрушенные элементы конструкции попали в воздухозаборники двигателей, повредили и вызвали разрушение лопаток компрессоров. Тяга двигателей упала на 70 процентов. Началась сильная тряска самолета. К этому остается добавить, что машину взрывом с большой перегрузкой и креном более 50 градусов «забросило» на высоту более 12.000 м. Большая часть пилотажно-навигационного оборудования вышла из строя. Аэродром посадки Мачулищи находился в 400 километрах. Ситуация - катастрофическая.

Для строевых летчиков выход один - покинуть машину. У летчиков-испытателей задача другая. Если есть возможность, спасать самолет, чтобы специалисты определили причину поломки. Борис Иванович проявил мастерство высочайшего класса и поразительную выдержку. Он сумел дотянуть Ту-22 до аэродрома и произвести посадку. После этого его пригласили на должность летчика-испытателя в ОКБ А.Н. Туполева.

Свою работу на фирме Борис Иванович начал с испытания авиационно-ракетного комплекса Ту-22К и оценки возможностей его боевого применения на предельно малых высотах над безориентирной местностью и морем. Он провел первый этап совместных госиспытаний опытного комплекса Ту-22КП с ракетой типа Х-22 и самолетной экспериментальной БРЛС «Курс-Н». Выполнял полеты на предельный радиус действия системы и с поражением целей в ночных условиях на сверхзвуковой скорости. Произвел 12 пусков опытных ракет.

В первых вылетах он участвовал в качестве второго пилота. Как говорится, набирался опыта. Возникали в полетах и нештатные ситуации, когда от всего экипажа требовался особый профессионализм. Борис Веремей раз за разом подтверждал, что готов к самостоятельной работе в качестве командира корабля, и вскоре стал выполнять полеты на опытных машинах с командирского места.

Порой несведущим людям кажется, что главное в работе испытателя - умение взлететь и сесть на новой машине. Это поверхностное мнение. Летчик-испытатель для детища разработанного конструкторами становится одновременно «небесной нянькой» и строгим экзаменатором. Самолет «поставить на крыло», дать ему путевку в небо - задача не из легких. Частенько летчикам-испытателям приходится работать между жизнью и смертью. В результате одной из аварий Борис Иванович получил повреждение позвоночника. С такой травмой смог эвакуировать из разбившейся машины экипаж. Затем вместо госпиталя поехал на доклад к главному конструктору. В 1972 году Бориса Веремея наградили орденом Красной Звезды, в 1976 году - орденом Октябрьской Революции.

Результаты труда на том этапе летной биографии - путевка в жизнь семейству самолетов Ту-22М2 и Ту-22МЗ. В 1978 году летную биографию Веремея пополнила еще одна строчка: «Присвоено звание «Заслуженный летчик- испытатель СССР». Отдельной вехой в жизни Бориса Ивановича стал 1983 год. В качестве второго пилота при перелете по маршруту Москва - Хабаровск - Москва на самолете Ту-144Д он участвовал в установлении 14 мировых рекордов для данного класса самолетов. После утверждения ФАИ этих рекордов его удостоили почетного звания мастера спорта международного класса.

Однако самым важным в летной жизни младшего Веремея стала работа по созданию, испытаниям и доводкам стратегического ракетоносца-бомбардировщика Ту-160. Он участвовал в них с первого дня, консультировал конструкторов по самым разным вопросам. Главный конструктор Ту-160 В. Близнюк внимательно прислушивался к мнению летчиков-испытателей и считал исключительной роль, которую при создании Ту-160 сыграл Борис Веремей с экипажем. Неудивительно, что 18 декабря 1981 года именно экипаж под командованием Бориса Ивановича (второй пилот - С. Агапов, штурманы - М. Козел и А. Еременко) впервые поднял в воздух с аэродрома ЛИИ МАП в Жуковском опытный Ту-160.

Взлет, набор высоты 2.000 м, уход на удаление 150-220 км в зону, возвращение и посадка.27 минут полета: крещение «стошестидесятого» состоялось. Годы испытаний, доводка самолета. Машина получилась очень удачная и обрела имя - «Белый лебедь». Борис Веремей поднял Ту-160 в воздух более 600 раз, налетал свыше 2.000 часов. В знак признания высочайшего профессионализма получил специально сделанную по заказу генерального конструктора А. Туполева единственную именную медаль «За мастерство». 13 июня 1984 года летчику присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

На завершающем этапе испытаний были выполнены полеты на установление мировых рекордов. В 1989 году ФАИ зарегистрировало 22 авиационных рекорда высоты, скорости и грузоподъемности для данного класса самолетов, установленных экипажем Бориса Веремея. Пришло время вводить «Белого лебедя»» в боевой строй Дальней авиации. Борис Иванович активно участвует в обучении летного состава. Благодаря ему Ту-160 первыми освоили командующий Дальней авиацией П. Дейнекин.

Пришло время вводить «Белого лебедя»» в боевой строй Дальней авиации. Борис Иванович активно участвует в обучении летного состава. Благодаря ему Ту-160 первыми освоили командующий Дальней авиацией П. Дейнекин, заместитель командующего по боевой подготовке Л. Козлов.

В 65 лет, на завершающем этапе своей летной карьеры, Борис Иванович провел комплекс приемо-сдаточных испытаний очередного серийного самолета Ту-160 (№ 802), а затем перегнал его на аэродром 121-го полка в Энгельс.

За время службы и работы Борис Веремей освоил более 50 типов самолетов. Среди них гражданские Ту-104, Ту-124, Ту-134, Ту-144, Ту-154; военные - Ту-22 и Ту-22М различных модификаций, летающие лаборатории Ту-95ЛЛ и Ту-142ЛЛ для испытаний опытных двигателей Он налетал более 8.000 часов, из них испытательных - более 6.000 часов. Летал на дозвуковых, сверхзвуковых, транспортных и боевых самолетах.

6 февраля 2002 года Борис Иванович Веремей - инженер-методист ОАО «Туполев» - ушел из жизни, оставив многих учеников среди летчиков-испытателей и боевых летчиков Дальней авиации. 22 декабря 2005 года по решению военного совета 37-й воздушной армии ВГК СН и руководства ОАО «Туполев» состоялась торжественная церемония присвоения стратегическому бомбардировщику Ту-160 (бортовой № 401) имени «Борис Веремей».

Таковы судьбы двух спаянных родственными узами людей - отца и сына. Двух наших соотечественников. Двух героев. Чем не пример для благодарных потомков.

 

zvezdochka

- Селянина К. Радость встречи останется в сердце / К.Селянина // Знамя коммунизма. - 1984. - 27 янв.

Смирнов В. Два парада Веремея / Н.Смирнов // Знамя коммунизма. - 1981. - 29 окт.

Почетный гражданин г. Щекино И. Н. Веремей принимал участие в освобождении Ясной Поляны от временной оккупации. Он поддерживает постоянную связь с красными следопытами Яснополянской школы им. JI. Н. Толстого, со Щекинским краеведческим музеем. Недавно Иван Николаевич передал в музей фотографии военного времени и материалы о своем боевом пути. Сегодня мы знакомим читателей газеты с этим материалом.

Он стоял у гостиницы, на Розовой площади Лиепаи, и с волнением всматривался в лица подходивших сюда людей, на костюмах которых сверкали ордена и медали. Они обнимали друг друга и не стеснялись слез - то были слезы радости и печали. Сколько было пережито ими здесь, в этом городе, в те летние дни сорок первого! Как забыть жестокие схватки с оголтелым врагом, рвавшимся к городу, суровые, обожженные огнем боев лица товарищей по коммунистическому отряду, сформированному из курсантов школы артиллерийского полка, матросов и рабочих судоремонтного завода. Политрук Веремей был комиссаром этого отряда.

Иван Николаевич смотрит на ветеранов, и сквозь толщу времени, изменившего их лица, проступают знакомые черты. Глухое, Комлев, Захаров, Пашковский, Цвентарный… - Вот Зоя Павловна Заволока, медицинская сестра. Это она вынесла с поля боя раненого Веремея. А вот и Борис Васильевич Соболев. Он, хирург полевого госпиталя, сказал тогда: «Ампутировать ногу повременим». И до сих пор ветеран ходит хотя и на израненной, но на своей ноге.

Среди защитников Лиепаи было много жителей города. Анна Муциенеке на лошади вывезла из соседнего города его жену с тремя малолетними детьми, посадила в товарный поезд, дала в дорогу еды. Ее уже нет в живых: фашистские палачи и их прихвостни отомстили патриотке за спасение семьи комиссара.

Не успев окрепнуть, после госпиталя, Иван Николаевич снова оказался на фронте: ушел туда с тысячами бойцов и командиров прямо с Красной площади, после исторического парада 7 ноября 1941 г. Ушел с клятвой Родине, партии, которую дали все участники парада перед Мавзолеем В. И. Ленина: разбить фашистские полчища, победой закончить войну.

32-я танковая бригада, куда и был назначен комиссаром, с коду вступила в бои с гитлеровцами, пытавшимися овладеть Тулой. Танкисты вместе с воинами других родов войск противопоставили дивизиям Гудериана безграничное мужество, обескровили их, преградили путь к Москве. А когда началось контрнаступление, еще труднее прищлось танкистам. Нельзя было давать противнику ни малейшей передышки.

Зимним декабрьским днем комбрига и комиссара пригласили командующий 50.-й армией генерал-лейтенант И. В. Бодлин и член Военного Совета армии К. Л. Сорокин.

Бригаде совместно с воинами 114-го мотострелкового полка 112-й танковой дивизии предстояло выбить фашистов из музея-усадьбы Л, Н. Толстого «Ясная Поляна». «Надо по возможности сохранить в целости все, что есть в усадьбе», - уточнил боевую задачу член Военного Совета. Решили действовать в пешем порядке - в бригаде уже не было танков.

Около тридцати километров прошли по засугробленным проселкам. И ночью с 13 на 14 декабря, внезапно обрушившись на врага, изгнали его из Ясной Поляны.

За те зимние бои многие танкисты были награждены орденами и медалями. Из рук М. И. Калинина получил орден Красной Звезды и политрук роты Иван Николаевич Беремен.

Ратная судьба Ивана Николаевича сложилась так, что он принимал участие во многих крупных сражениях Великой Отечественной. Под Сталинградом он командовал танковым полком в 1-м гвардейском меха-низированном корпусе. Под Прохоровкой водил в атаки бойцов отдельной танковой бригады.

А осенью 1943 г. попал в 3-ю гвардейскую танковую армию... Дело было так. После лечения в госпитале он догонял свою часть. Уже у Днепра произошла встреча с генералом П. С. Рыбалко. «Ищу свой первый механизированный корпус». – ответил Веремей на вопрос командарма. «А в третьей гвардейской танковой воевать не хочешь? Она тебе что, чужая?» - неласково спросил генерал. И, минуту помолчав, приказал: «Иди, хлопче, принимай полк в нашей армии».

На Букринском плацдарме шли кровопролитные бои. Фашисты предпринимали все, чтобы сбросить наши войска в Днепр. Земля была буквально перепахана снарядами, бомбами, гусеницами танков. Здесь и принял Веремей 47-й гвардейский тяжелый танковый полк. Почти весь октябрь дрались танкисты на плацдарме, отразили сотни вражеских атак, но не отступили.

- Меня «угостило» на Букрине, да так, что надолго потерял слух, - вспоминает Иван Николаевич. Но в госпиталь не поехал. Лечился в медсанбате: знал, что приближается час освобождения Киева, а пропустить такое событие никак не мог. Полк Веремея наступал на Святошино, обходя Киев с северо-запада. В какой-то момент роты, встреченные сильным огнем врага, остановились.

- Почему не подавили огневые средства противника? - недовольно начал разговор командир, подъехав к танкистам.

- Так ведь завод разнесем, жалко, - оправдывался командир первой роты капитан Л. Д. Малеев.

В этот момент к танкам подошёл старик с окровавленной девочкой на руках. В глазах - ужас. Он сквозь слезы рассказал, что фашисты недалеко отсюда расстреливали местных жителей. Он и девочка чудом спаслись - притворились мертвыми. Иван Николаевич поднял руку, обращаясь к танкистам:

- Вы слышали, что сказал этот человек?

Потрясенные рассказом старика, танкисты молчали. «Догнать извергов!» - только эта мысль была у них в те минуты. И они догнали. Никто не ушел от гнева наших воинов.

...Тирасполь, Львов... А летом 1944 года 3-я гвардейская танковая армия дралась уже на польской земле.

Советские войска вышли на Вислу, захватили плацдарм на Противоположном берегу. Гитлеровское командование встревожилось: все больше и больше накапливалось советских войск. Противник спешно стягивал резервы. Любой ценой фашисты стремились сбросить наши войска с западного берега Вислы. Да не тут-то было. На контратаки врага советское командование отвечало еще более мощными ударами. Один из таких ударов был проведен 4 августа силами 33-го гвардейского стрелкового и 9-го механизированного корпусов, в состав которого входил и полк Веремея.

Танкисты шли в передовом отряде. Внезапно появился противник, а у него «королевские тигры» и тяжелые самоходки, бронепоезд. Но и это не остановило танкистов. Часть роты капитана Малеева, маневрируя, зашла в тыл противнику, уничтожив несколько вражеских машин. Но и танк Малеева был поврежден вражеским бронепоездом. До последнего вздоха сражался командир на потерявшей способность двигаться машине. Подоспевшие остальные силы полка завершили бой победой. На южной окраине села Буков опустили танкисты в могилу своего товарища, боевого офицера Леонида Малеева. Свежий холмик они прикрыли траками от гусениц «тридцатьчетверки», а поляки положили на них красные цветы...

Упорно и настойчиво готовились воины к зимним боям 1945 г. Они осваивали новую боевую технику - самоходно-артиллерийские установки, которыми был перевооружен полк. Да и сам он назывался теперь внушительно - «гвардейский тяжелый танково-самоходный Киевско-Житомирский полк». Самоходки были вооружены 122-и 152-миллиметровыми орудиями. Солдаты уважительно называли их «зверобоями». И не без основания: от их мощного удара раскалывалась броня «тигров».

И снова Сандомир... Ранним утром 12 января тишина на плацдарме взорвалась грохотом начавшейся артиллерийской подготовки. Рванулись на запад и введенные в прорыв колонны 3-й гвардейской танковой армии. В отдельные дни темп наступления достигал 70 километров в сутки. 19 января советские вой¬ска пересекли границу фашистской Германии, а спустя несколько дней танкисты генерала Рыбалко захватили плацдарм на западном берегу Одера. До Берлина оставалось немногим более сотни километров.

Доволен был своими самоходками Иван Николаевич. Его «зверобои» всегда появлялись там, где выползали вражеские «тигры».

В конце января 3-я гвардейская танковая армия была повернута в тыл верхнесилезской группировки фашистов. Необыкновенная задача выпала на сей раз нашим воинам: надо было не только бить врага, но и не допустить разрушения заводов и фабрик, шахт и рудников Силезии, чтобы в полной сохранности передать их польскому народу. И они справились с этой задачей.

На одном из участков в ночь на 28 января противник попытался уйти из захлестывающего его полукольца. Он контратаковал силами до 40 танков. Навстречу врагу были выдвинуты тяжелые самоходки.

- Мы выбрали отличные позиции, замаскировали машины и стали ждать врага, - вспоминает Иван Николаевич.

- Вскоре увидели длинную колонну вражеских машин. Сейчас откроем огонь, думаю. Но в этот момент к моей машине подходит женщина-полька, хромает, нога перевязана. Сбивчиво объяснила, что в шахту, недалеко отсюда, фашисты согнали около трехсот польских семей и хотят взорвать шахту вместе с людьми. Ну что тут делать? Надо спасать людей.

Из засады, в упор ударили самоходчики по вражеской колонне. Заснеженное поле осветилось несколькими факелами горящих машин. Когда колонна была разгромлена, полк поспешил на помощь шахтерам. Не успели гитлеровцы осуществить свое черное дело. Поляки плакали от радости, обнимали своих спасителей. Когда машины собрались вместе, Иван Николаевич вышел перед самоходчиками и сказал:

- Командир спокоен, если у него в полку такие богатыри, - и низко поклонился героям.

За 20 январских дней 1945 года полк Веремея уничтожил 26 танков и. самородок, 17 полевых орудий, 4 минометных батареи, 120 автомашин и бронетранспортеров. За боевые успехи, умелое командование полком, за личное мужество Иван Николаевич Веремей был удостоен звания Героя Советского Союза.

В Берлин спешили все - каждому хотелось поскорей добить врага. 29 апреля начальник штаба подполковник В. А. Фомин доложил Веремею, что какой-то офицер не пропускает самоходки на переправу через Тельтов-канал.

- Я выехал к переправе, - вспоминает Иван Николаевич.- Действительно, человек с пистолетом в руках пытался остановить колонну наших машин и протолкнуть свои танки. Поговорили, погрозили друг другу и пошли каждый к своей машине. И вдруг мне показалось знакомым лицо этого человека. Я окликнул его. Тот обернулся, секунду-другую удивленно смотрел, а потом бросился ко мне...

Так встретил Иван Николаевич в Берлине своего друга детства, школьного товарища Федора Тригубенко. Он служил в соседнем 7-м гвардейском танковом корпусе той же армии. Переправу «поделили мирно», и оба полка успели в Берлин.

А потом был стремительный рейд на помощь восставшей Праге. 9 мая вместе с первыми лучами весеннего солнца на брусчатку пражских улиц вступили советские танки. К 10 часам утра город был очищен от гитлеровцев. Смолкли орудия и пулеметы, заглушены двигатели.

В ночь на 9 мая Москва тридцатью салютными залпами из тысячи орудий возвестила миру о Великой Победе. Мир ликовал, воздавал должное Стране Советов, спасшей человечество от фашизма.

Спустя полтора месяца Иван Николаевич снова пережил незабываемые минуты. Солдатская судьба вновь привела его на Красную площадь. Он - в числе участников исторического парада Победы. У седых стен Кремля реяли овеянные воинской славой боевые знамена Советской Армии. Среди них были и знамена его родной 3-й гвардейской танковой армии, в рядах которой он прошел от Днепра до Праги. Его переполняло чувство гордости за свою Родину, ее народ.

И как тут было не вспомнить ноябрьский парад 1941 года, когда Иван Николаевич прямо с Красной площади повел батальон «тридцатьчетверок» на фронт, под Тулу!

...А к гостинице на Розовой площади Лиепаи всё подходят и подходят люди. Ветераны, однополчане. Его поседевшие боевые побратимы. Сегодня у них - встреча.

Съехались со всех концов страны. Иван Николаевич приехал из Киева, где живет. А можно сказать - из Львова: он почетный бригадир комсомольско-молодежной бригады Львовского текстильного объединения «Луч». Можно сказать - из Щекина, из города, который назвал его своим Почетным гражданином. А может, по пути из поездки в Чехословакию или Польшу - он активист обществ дружбы с этими странами. Впрочем, друзья у него на всем боевом пути к Победе.

 

zvezdochka

ХриенкоТ. Будьте здоровы, товарищ генерал! / Т.Хриенко // Сов.Украина. - 1985. - 23февр.; Знамя коммунизма. - 1985. - 12 апр.


Ну скажите: часто ли бывает, чтоб родился человек 23 февраля, стал генералом, получил звание Героя Советского Союза. Сын его тоже носит Золотую Звезду на груди. И что этот фронтовик принимал участие в двух исторических парадах на Красной площади - в 1941 и 1945 годах. Такая щедрая, завидная судьба!

Когда незадолго до Дня Советской Армии и Военно-Морского Флота я пришел в дом И. Н. Веремея, меня встретил крепкий на вид человек в полосатой тельняшке, похожий на боцмана из приключенческого фильма.

- Так где же вы служили, Иван Николаевич, на флоте или в пехоте?

- Можно считать, что я - морской танкист, - сказал генерал и весело подмигнул. - Когда-то в молодости девушек всегда очень заинтересовывало это туманное словосочетание. Ну, а если серьезно, то дело обстоит так: война застала меня в Латвии, где я служил после окончания военно-политического училища. Тогда, для обороны от фашистов Лиепаи, был сформирован Коммунистический отряд из курсантов и матросов с погибших кораблей и рабочих судоремонтного завода «Тосмаре». В этом отряде я был комиссаром. С той поры минуло много лет, но и теперь меня связывает крепкая дружба с моряками-балтийцами. Каждый год, в память о прошлом, они посылают мне тельняшку. Для меня это очень дорогой подарок.

Рассказывая о первых днях войны, добрым словом вспомнил Иван Николаевич медсестру Зою Заволоку, которая под ураганным огнем фашистов сделала ему перевязку и вынесла с поля боя. Тогда хирург полевого госпиталя Борис Соболев, осмотрев тяжелые ранения комиссара, сказал: «Ампутировать ногу пока не будем...» На той «соболевской» ноге прошел офицер всю войну.

Собирая материал для рассказа о человеке необыкновенной судьбы, всегда стремишься найти истоки его душевной силы и твердости духа. Для Ивана Николаевича этим источником всегда была любовь к Отчизне, его родное село Орловка Куликовского района на Черниговщине. А дед Прохор и отец бы ли для него воплощением справедливости, доброты и непримиримости со злом, «Чтоб разобраться в человеке, - говорил мудрый дед Прохор своему внуку, - надо поставить себя на его место». А отец не раз повторял: «Счастливой жизни, сын, одними словами не добьешься, ради нее надо в первую очередь себя не жалеть». Отец Ивана Николаевича действительно боролся за справедливость. И словом, и делом, и в революцию, и в гражданскую войну сражался в дивизии крас-ного казачества под командованием В. Примакова и в Богунском полку Н. Щорса.

Лютой ненавистью ненавидели семью Веремеев орловские кулаки. Когда отец умер от ран, то кулак Давид Зинько избил до смерти, затоптал ногами шестилетнего Михайлика - самого младшего брата Ивана Николаевича. «Там, в Орловке, лежат в одной могиле мой отец и мой братишка. И мать возле них похоронена. Каждый год езжу к ним, не забываю...».

Работал Иван в те годы так, что жилы трещали: после смерти отца очень трудно было прокормить большую семью. Бедность заставляла мать продавать последнюю курицу, последнюю рубашку. И впрямь, жизненный путь будущего генерала не был выстелен мягкими коврами. Сколько раз ловили в прицел его танк глаза врага и со страшной силой летели навстречу бронебойные снаряды.

Перечитывая сейчас записи в блокноте, сделанные после нашей встречи, понимаю, что рассказывать об И. Н. Веремее трудно, потому что каждый факт его биографии достоин целой повести. Посудите сами! Оборона Москвы, Сталинградская битва, Курская дуга, форсирование Днепра в районе Букринского и Лютежского плацдармов, освобождение Киева, бои за Польшу, штурм Берлина, помощь восставшей Праге!..

В знаменитой З-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта П. С. Рыбалко подполковник И. Н. Веремей шел до Победы командиром 47-го гвардейского отдельного тяжелого танко-самоходного полка прорыва. Это его бойцов называли «зверобоями» за то, что они в жестоких боях умело и бесстрашно уничтожали хваленые гитлеровские «тигры». Только за двадцать дней января 1945 года полк Веремея сжег 26 вражеских танков и самоходок, уничтожил 17 полевых пушек, 4 минометные батарея, 120 автомашин и бронетранспортеров, скосил пулеметным огнем много фашистской пехоты. За эти и другие подвиги И. Н. Веремей был удостоен 10 апреля 1945 г. высокого звания Героя Советского Союза.

Среди многих орденов СССР и зарубежных стран есть на генеральском мундире орден Красной Звезды. Это его первая боевая награда, связанная с известной на весь мир Ясной Поляной. Тогда, в декабре 1941 года, И. Н. Веремей был комиссаром 32-й танковой бригады, которая обороняла Москву.

- И вот в короткий перерыв между неимоверно жестокими боями командира бригады Ющука и меня вызвали командующий а 50-й армией генерал-лейтенант у И. В. Болдин и член Военного Совета армии К. JI. Сорокин. Их боевое задание было ответственным и необычным: танкисты нашей бригады вместе с  воинами 114-го мотострелкового  полка должны были выбить фашистов из Ясной Поляны и музея-усадьбы Льва Толстого.

«Нужно по возможности сохранить все, что связано с именем писателя», сказал на прощание член Военного Совета…

Мы обдумали все детали операции и решили выполнить ее ночью. Танкисты действовали в пешем порядке. Взяли с собой стрелковое оружие, легкие минометы и прошли пешком от места дислокации до Ясной Поляны почти 30 километров по заснеженной целине. Глухой ночью 14 декабря внезапно ударили по врагу. Фашисты бежали, бросая оружие и технику…

Кстати сейчас сказать, что И.Н. Веремей - почетный гражданин г. Щекино. Он не раз побывал после войны в Яснополянском музее Льва Толстого.

Наверное, все жителя Киева и гости столицы Украина побывали возле танка-памятника, который стоит на гранитном пьедестале на Брест - Литовском проспекте напротив завода «Большевик». На башне этой грозной «тридцатьчетверки» белой краской выведен бортовой номер 111. Эта боевая машина тоже входила в состав 47-го гвардейского отдельного танко- самоходного Краснознаменного полка прорыва, которым командовал подполковник И. Н. Веремей. Она прошла через Киев от Курской дуги до Берлина.

- Когда я смотрю на этот танк, стоящий на пьедестале, - говорит Иван Николаевич, - то всегда вспоминаю моего прекрасного боевого друга, командира первой роты нашего полка гвардии капитана Малеева. На «тридцатьчетверке» под номером 111 его экипаж на территории Польши в боях на Сандомирском плацдарме осуществил таран фашистского бронепоезда...

В тот день рота Леонида Малеева атаковала вражеские танки, самоходные пушки и пехоту на скошенном ржаном поле. Артиллерийская дуэль с превосходящими силами врага затягивалась, и, чтобы перехватить инициативу, командир роты умелым маневром вывел свой танк в тыл противника и взорвал два гитлеровских танка. Но путь к своим ему преградили «тигры» и бронепоезд, По рации капитан передал: «Береза», я «Береза-один», снаряды кончились, иду на таран. Прощайте, друзья!» Машина Малеева на полном ходу мчалась по ровному полю, и в нее, будто она была заколдована, не попал ни один вражеский снаряд. Удар! Скрежет металла, и гитлеровский бронепоезд, слетел с рельсов, и покатился с насыпи вниз. В экипаже танка, кроме сибиряка Леонида Малеева, были тогда украинец Иван Хоменко из села Черемошне Погребещенского района Винницкой области и татарин Шакир Ибрагимов из Казани.

Мы идем с И. Н. Веремеем по Русановской набережной, и я чувствую на своем локте его крепкую руку. Иван Николаевич вместе со своей женой Феодорой Федосеевной вырастил и воспитал трех сыновей и дочь. Старший, Борис, заслуженный летчик СССР, Герой Советского Союза, Владимир, заместитель председателя исполкома Петропавловск-Камчатского областного Совета народных депутатов, кандидат экономических наук, Михаил сотрудник Киевского мединститута имени А. А. Богомольца, Людмила по профессия юрист, работает в Министерстве социального обеспечения УССР. В День Советской Армии вся большая семья Веремеев собралась за общим праздничным столом, чтобы поздравить Ивана Николаевича, ведь ему именно в этот день исполнилось ровно 70 лет.

Здоровья вам и счастья, товарищ генерал!

 

zvezdochka