Объявления

Приглашаем пенсионеров!

 

В читальном зале по четвергам с 15.00 до 17.00 проводятся бесплатные уроки начальной компьютерной грамотности.

 

Внимание!

 

Уважаемые жители! Просим Вас принять участие в IT-опросе об эффективности деятельности руководителей ОМСУ и муниципальных предприятий, который проводит правительство Тульской области.

Подробнее...

 

Новости

Щекинская Межпоселенческая центральная библиотека

Герои Советского Союза и Герои России

 

Серегин Василий Георгиевичzvezda

 

СЕРЕГИН Василий Георгиевич
(12.03.1915 - 10.08.1996)
Герой Советского Союза

 

Родился 12.03.1915г. в селе Ломинцево ныне Щекинского района Тульской области в семье крестьянина. Русский. Член КПСС с 1942 г. Окончил 10 классов, школу ФЗУ, аэроклуб, в 1935г. - Ульяновскую летную школу летчиков-инструкторов ГВФ. Работал инструктором пилотом в областном аэроклубе в городе Киров.

В Советской Армии с 1939г. В 1940г. окончил Пермскую военно-авиационную школу пилотов, затем Чкаловское военно-авиационное училище.

На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941. Войну встретил в составе 168-го иап. В ноябре 1943г. ст. лейтенант Серегин назначен командиром 3-й аэ 18-го гв. иап. В декабре 1944г. назначен штурманом 303-й иад.

В ходе войны гв. майор Серегин совершил 332 боевых вылета, в 35 воздушных боях лично сбил 16 и в группе 8 самолетов противника.

23.02.48г. В.Г.Серегину присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в ВВС. С 1958г. полковник Серегин - в запасе. Жил в городе Гомель.

Награжден двумя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1 степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

 

Литература:

 

 

- Серегин Василий Георгиевич // Герои Советского Союза: Краткий биогр.слов. - М., 1988. - Т.2. - С.447.

СЕРЁГИН Василий Георгиевич, родился 12.03.1915 в с.Ломинцево ныне Щёкинского района Тульской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 10 классов, школу ФЗУ, аэроклуб, в 1935 - Ульянов, лётную школу лётчиков - инструкторов ГВФ. Работал инструктором-пилотом в областном аэроклубе в г.Киров. В Советской Армии с 1939. В 1940 окончил Пермскую военно-авиационную школу пилотов, затем Чкаловское военно - авиационное училище. На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941. Штурман 303-й истр. авиац. див. (1-я возд. армия, 3-й Белорус, фронт) майор Серегин совершил 332 боевых вылета, в 35 воздушных боях лично сбил 16 и в группе 8 самолётов противника. Звание Героя Советского Союза присвоено 23.02.48. После войны продолжал службу в ВВС. С 1958 полковник Серегин - в запасе. Жил в г.Гомель.

Награжден: 2 орд. Ленина, 6 орд. Красного Знамени, орд. Александра Невского, 2 орд. Отечественной войны 1ст., 2 орд. Красной Звезды, медалями.

- Герои Советского Союза: Краткий биогр.слов. - М.,1988. - Т.2. - С. 447.

zvezdochka

- Серегин Василий Георгиевич // Тульский биогр. слов. – Тула, 1996. - Т.2. - С.177.

- Серегин Василий Георгиевич // Туляки - Герои Советского Союза. - Тула, 1967. - С.352-353.

СЕРЕГИН ВАСИЛИИ ГЕОРГИЕВИЧ

Родился в 1915 году в селе Ломинцеве Щекинского района Тульской области в семье крестьянина. После окончания сельской школы работал в колхозе, учился в школе ФЗУ г.Тулы. Занимался в аэроклубе. Затем окончил Ульяновскую школу летчиков. Работал летчиком-инструктором. С начала Великой Отечественной войны - на фронте. Звание Героя Советского Союза присвоено 23 февраля 1948 года. Член КПСС. Работает в гражданской авиации.

23 февраля 1948 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось:

«За отвагу и геройство, проявленные в период Великой Отечественной войны, присвоить звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», гвардии майору Серегину Василию Георгиевичу».

Всего несколько строчек официального сообщения. Но за ними кроется очень многое. Это и безрадостное детство, и трудовая юность, упорная и настойчивая учеба летному мастерству, и первое неповторимое ощущение голубых просторов Родины, тяжкие годы страшной войны, горечь невозвратимых утрат и радость больших побед, сыновняя любовь к Отчизне и беззаветное служение своему народу.

Родился Василий Георгиевич Серегин в крестьянской семье, которая жила в вечной нужде. Отец Василия был трудолюбивым и хозяйственным, но его рук, чтобы прокормить семью, в которой было пятеро детей и все мал-мала меньше, не всегда хватало. К тому же он часто болел. В 1926 году Георгий Сергеевич скончался. И совсем худо было бы ребятишкам, если б не большие перемены в деревне, не организовался бы колхоз. Евдокия Ильинична Серегина, мать будущего Героя, вступила в колхоз одной из первых. Семья воспрянула духом.

Василий, окончив четыре класса местной школы, пошел работать в колхоз, помогал матери растить младших братьев и сестер. А в начале тридцатых годов уехал в Тулу, поступил в ФЗУ. Одновременно занимался в аэроклубе. В 1935 году его как одного из лучших курсантов направили в летную школу.

Потом он работал летчиком-инструктором в Перми, Кирове.

Страшная весть о нападении фашистской Германии на нашу страну застала Серегина на Днепропетровщине. Он тут же подал рапорт об отправке на фронт. И спустя несколько дней получил первое боевое крещение.

О бесстрашии и воинском мастерстве Серегина можно рассказывать много.

Василий Георгиевич совершил 332 успешных боевых вылета. Лично сбил 15 вражеских самолетов и 12 в групповых боях. Его грудь украшают Золотая Звезда Героя, два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны 1-й степени и семь медалей. За совместные боевые действия с французскими летчиками из полка «Нормандия-Неман» он награжден боевым орденом Франции.

Войну коммунист Серегин закончил в Берлине. А потом еще долгое время служил в авиации, передавая свой богатый опыт и знания молодому поколению летчиков. И только в 1958 году по состоянию здоровья он уволен в запас. Но и сейчас не порывает с авиацией. Василий Георгиевич трудится в аэропорту города Гомеля. А в свободное от работы время бывший летчик-истребитель в кругу ребят-пионеров, среди молодежи. Он учит подрастающее поколение любить Родину, быть достойными немеркнущей славы отцов.

- Туляки - Герои Советского Союза. - Тула.,1967. - С.352-353.

zvezdochka

- Серегин Василий Георгиевич // Наши знаменитые земляки. - Щекино, 2003. - С.58-60.

Серегин Василий Георгиевич
(1915 - 1996 гг.)

Василий Георгиевич Серегин родился в 1915 году в с.Ломинцево в крестьянской семье, которая жила в вечной нужде. Отец его был трудолюбивым и хозяйственным, но его рук, чтобы прокормить семью, в которой было пять детей, не всегда хватало.

В 1926 году Георгий Сергеевич скончался. И совсем худо бы пришлось ребятишкам, если бы не большие перемены в деревне. Евдокия Ильинична, мать будущего Героя, вступила в колхоз одной из первых. Семья воспрянула духом. Василий вместе с братьями и сестрами помогал матери. Рано познав тяжесть крестьянского труда, он рос крепким, сильным, выносливым.

После окончания Ломинцевской сельской школы пошел работать в колхоз, помогал матери растить младших братьев и сестер. А в начале 30-х годов уехал в Тулу, поступил в ФЗУ. Одновременно занимался в аэроклубе.

В 1935 году его, как одного из лучших курсантов, направили в Ульяновскую школу летчиков. Окончив ее, работал летчиком-инструктором в Перми, Кирове. Перед самой войной Василий окончил Чкаловское авиационное училище. Он в совершенстве овладел тактикой ведения воздушного боя, мастерством пилотирования боевого истребителя.

Весть о нападении фашистской Германии на нашу страну застала Серегина на Днепропетровщине. Он тут же подал рапорт об отправке на фронт. Спустя несколько дней Василий Серегин принял боевое крещение в небе под Одессой.

В середине войны Серегина переводят в международный полк «Нормандия-Неман», где он вместе с французскими летчиками громит немецких ассов. Коренастый, широкоплечий, веселый и дружелюбный он сразу полюбился французам. Серегин был отличным гармонистом. И когда в свободные от полетов часы брал в руки инструмент и запевал песню о радистке Татьяне, все - и французы, и русские - слушали, затаив дыхание, проникновенные слова поэта Константина Симонова:

Разлучались полночью туманною,
Уводила в бой меня звезда.
Распрощались с Танею с Татьяною, с Татьяною -
Не забыть ее мне никогда, никогда…

Эта песня стала фактически гимном полка, ее стали петь все при возвращении после успешного вылета. А командира эскадрильи капитана Серегина стали в шутку называть «капитан Татьяна».

Если в кругу летчиков Серегин был душой коллектива, любимцем, то к врагу он питал чувство ненависти, в боях отличался абсолютным бесстрашием и дерзостью. При освобождении Белоруссии, когда в небо поднимался «капитан Татьяна», среди немецких летчиков царила настоящая паника.

Василий Георгиевич совершил 332 успешных боевых вылета. Лично сбил 15 вражеских самолетов и 12 - в групповых боях. Важно, что он - сбивал, а его фашисты не достали ни разу. О таких, как Серегин, его однополчанин, Герой Советского Союза француз Лефевр писал: «Они сражаются с яростью и притом умно, не теряя головы, когда видят врага близко. Мне нравится в русских их холодная ярость в бою».

Впрочем один раз «капитана Татьяну» все-таки сбили. Свои. И не кто иной, как его друг Риссо, летавший с ним в паре.

Василий Георгиевич вспоминал об этом так: «Возвращаюсь из разведывательного полета. На подлете к линии фронта набираю максимальную высоту, чтобы не достали вражеские зенитчики. Вижу: прямо по курсу свечкой ушел в облака «Як». Ну, думаю, кто-то из наших находится в свободном поиске. «Ястребок» этот меня и «нашел», прошив пулеметной очередью крыло. Еле я за линию фронта перевалил и сразу же выпрыгнул с парашютом. Приземлился неудачно, ударился спиной о дерево. Долго в госпитале валялся…»

Это действительный случай лег в основу эпизода в фильме «Нормандия-Неман», в котором Серегин стал прообразом капитана Тарасенко.

Впоследствии Риссо с лихвой «отработал» свой промах, чуть не стоивший командиру жизни. Дело было в 1944 году в Белоруссии. В один из дней Серегина вызвали к «бате» - командующему первой воздушной армией Тимофею Тимофеевичу Хрюкину. Четверке истребителей была поставлена задача: в схватку с противником не вступать, разведать, какая техника базируется на аэродромах под Минском. Под шквальным огнем летчики на большой высоте произвели разведку, однако боя избежать не удалось. На них напала шестерка «мессеров». И если бы не Риссо, который вовремя предупредил Серегина об опасности и подстраховал его, командир вряд ли вернулся бы на базу. Они навсегда стали друзьями.

После войны Василий Георгиевич сопровождал Иозифа Риссо в Париж. Все оставшиеся в живых летели на истребителях «Як-9», которые советское правительство подарило Франции.

Генерал де Голль в честь героев дал в президентском дворце торжественный обед. Место Серегина за банкетным столом оказалось напротив главы государства. На стуле висела табличка: «капитан Татьяна». Хотя ас уже давно носил погоны майора.

Впоследствии И. Риссо напишет книгу воспоминаний, которую лично преподнесет Серегину с дарственной надписью: «Боевому другу - капитану Татьяне».

За свои боевые заслуги Василий Георгиевич Серегин был награжден орденами и медалями. Его грудь украшали Золотая Звезда Героя, два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени и семь медалей. 23 февраля 1948 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось: «За отвагу и геройство, проявленные в период Великой Отечественной войны, присвоить звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», гвардии майору Серегину Василию Георгиевичу». Франция тоже высоко оценила боевые подвиги Серегина, наградив его боевым орденом Франции за совместные боевые действия с французскими летчиками из полка «Нормандия-Неман». Президент де Голль считал его личным другом. В 1961 году В.Г.Серегин стал Почетным гражданином Парижа.

Войну В.Г.Серегин закончил в Берлине. С 1945 по 1958 годы служил в Белорусском военном округе, передавая богатый опыт и знания молодому поколению летчиков. В начале 1959 года был уволен в запас в звании полковника. Но любовь к авиации осталась с ним навечно, он продолжал работать в аэропорту г.Гомеля.

Василий Георгиевич не прервал связи с боевыми друзьями-однополчанами, встречался с ними в Париже и Минске.

Прославленный боевой летчик ушел из жизни в 1996 году. Он похоронен на кладбище в Гомеле.

Жители с.Ломинцево с гордостью и любовью вспоминают своего земляка-героя. Василий Георгиевич любил свое Ломинцево, любил побродить по лесу, порыбачить на Упе со своими друзьями. Односельчане любили его за доброту, за открытость, веселый нрав. Они хранят память об этом замечательном человеке и горды тем, что отважный сокол родился и жил на их земле. В селе его до сих пор называют капитан Татьяна.

- Наши знаменитые земляки. - Щекино, 2003. - С.58-60.

zvezdochka

- Серегин Василий Георгиевич // Совершенное ими бессмертно / С.А.Андреев. - М., 1986. - С.348.

- Серегин Василий Георгиевич // Ошевский С.Д. Щекино / С.Д.Ошевский. – Тула, 2004. - С. 141.

- Серегин Василий Георгиевич // Трещев Е.И. История родного края / Е.Трещев. - Щекино, 1997. - С.133.

- Серегин Василий Георгиевич // Трещев Е.И. От прошлого к настоящему / Е.И.Трещев. – Щекино, 1998. - С.43.

Серегин Василий Георгиевич родился в с.Ломинцево в 1915 году. Перед войной закончил Чкаловское авиационное училище. Истребитель. Первый бой принял под Одессой. В боях отличался дерзостью и абсолютным бесстрашием. Когда в небо поднимался В.Г.Серегин, среди немецких летчиков начиналась настоящая паника. Совершил 332 боевых вылета. Лично сбил 15 вражеских самолетов и 12 в групповых боях. За совместные боевые действия с летчиками полка «Нормандия-Неман» награжден орденом Франции. Он хорошо играл на гармошке и часто пел песню о Татьяне:

«…Разлучились ночью туманной.
Уводила в бой меня звезда.
Распрощались с Танею, Татьяной -
Не забыть ее мне никогда…».

Вскоре песня стала фактическим гимном авиационного полка. Песня понравилась французам и они ее тоже запели, а Серегина стали дружески называть «Капитан Татьяна».

23 февраля 1948 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны служил в Белорусском военном округе, а в 1959 году ушел в запас в звании полковника. В 1961 году он стал «Почетным гражданином Парижа». Умер в г.Гомель в 1996 году.

- Трещев Е.И.От прошлого к настоящему
/ Е.И.Трещев. – Щекино, 1998.- С.43.

zvezdochka

- Ивлев И. Из «Нормандии - Неман» / И.Ивлев // Бессмертен подвиг их высокий. - Тула, 1983. - С.485-486.

СЕРЕГИН Василий Георгиевич

Родился в 1915 году в с.Ломинцево Щекинского района Тульской области в семье крестьянина. По окончании семилетней школы работал в колхозе. Учился в тульской школе ФЗУ, занимался в аэроклубе. Окончив Ульяновскую школу летчиков, работал инструктором. С начала Великой Отечественной войны - на фронте. Звание Героя Советского Союза присвоено 23 февраля 1948 года. Живет в г.Гомеле. Член КПСС.

ИЗ «НОРМАНДИИ - НЕМАН»

23 февраля 1948 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось: «За отвагу и геройство, проявленные в период Великой Отечественной войны, присвоить звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», гвардии майору Серегину Василию Георгиевичу».

Родился Василий Георгиевич в крестьянской семье, которая жила в вечной нужде. Отец его был трудолюбивым и хозяйственным, но его рук, чтобы прокормить семью, в которой было пятеро детей и все мал мала меньше, не всегда хватало. К тому же он часто болел. В 1926 году Георгий Сергеевич скончался. И совсем худо было бы ребятишкам, если б не большие перемены в деревне, не организовался бы колхоз. Евдокия Ильинична Серегина, мать будущего Героя, вступила в колхоз одной из первых. Семья воспрянула духом.

Василий, окончив четыре класса местной школы, пошел работать, помогал матери растить младших братьев и сестер. А в начале тридцатых годов уехал в Тулу, поступил в ФЗУ. Одновременно занимался в аэроклубе. В 1935 году его, как одного из лучших курсантов, направили в летную школу. Окончив ее, работал летчиком-инструктором в Перми, Кирове. Весть о нападении фашистской Германии на нашу страну застала Серегина на Днепропетровщине. Он тут же подал рапорт об отправке на фронт и спустя несколько дней получил боевое крещение.

О бесстрашии и воинском мастерстве Серегина можно рассказывать много. Василий Георгиевич совершил 332 успешных боевых вылета. Лично сбил 15 вражеских самолетов и 12 в групповых боях. Его грудь украшают Золотая Звезда Героя, два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени, медали. За совместные боевые действия с французскими летчиками из полка «Нормандия-Неман» он награжден боевым орденом Франции.

…Когда Серегин прибыл в полк «Нормандия-Неман», он часто пел любимую песню о девушке Татьяне. Французским летчикам песня понравилась и ее стали в полку петь все при возвращении после успешного вылета. А капитана Серегина стали в шутку называть: «капитан Татьяна»…

Войну коммунист Серегин закончил в Берлине. А потом еще долгое время служил в авиации, передавая свой богатый опыт и знания молодому поколению летчиков. И только в 1958 году по состоянию здоровья он был уволен в запас. Но и сейчас не порывает с авиацией. Василий Георгиевич трудится в аэропорту города Гомеля.

А в свободное от работы время бывший летчик-истребитель в кругу ребят-пионеров, среди молодежи. Он учит подрастающее поколение любить Родину, быть достойными немеркнущей славы отцов.

И как в годы войны, продолжается дружба ветерана с бывшими летчиками полка «Нормандия-Неман». Французы-антифашисты, приезжая в СССР, бывают и у Василия Георгиевича. Серегин тоже ездил в Париж, встречался с боевыми побратимами. Бывший однополчанин французский летчик Рессо подарил Серегину книгу «Нормандия - Неман» с надписью: «Боевому другу «капитану Татьяне». Герой хранит ее как самую дорогую реликвию.

И. Ивлев.

- Бессмертен подвиг их высокий. - Тула, 1983. - С.485-486.

zvezdochka

- Капитан «Татьяна» // Елькин А. Приобщение к подвигу / А.Елькин. - Тула, 1975. - С.238-242.

КАПИТАН ТАТЬЯНА

В начале 1971 года я получил письмо из Москвы. Писал товарищ по розыскам героев войны:

«Как-то помню, ты опубликовал очерк о Б.В.Масленникове, награжденном шестью орденами Красного Знамени. Спешу порадовать: среди военных туляков есть еще один такой - Герой Советского Союза Василий Георгиевич Серегин. Он награжден и шестью орденами Красного Знамени, и вдобавок - орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени и двумя орденами Красной Звезды. Ну, и медалями».

О Василии Георгиевиче Серегине я знал. Знал, что он Герой Советского Союза, что имеет шесть орденов Красного Знамени и другие награды. О нем уже был опубликован материал в книге «Туляки - Герои Советского Союза».

Не знаю, стал ли бы что-нибудь писать я о Серегине. Но тут масла подлил один из бывших военных летчиков.

— Серегин? Он же в «Нормандии» летал. А вы знаете историю с Татьяной?

— С какой Татьяной? Невесту так звали?

— Да нет! Песня такая была. Серегин ее в «Нормандию» принес. А потом…

Вот об этом «потом» я и решил написать.

* * *

…Если вы смотрели фильм «Нормандия-Неман», должны помнить песню о девушке Татьяне. И то, как французские летчики называли одного из советских собратьев по оружию необычно для мужчины: капитан Татьяна.

В фильме этот летчик капитан Тарасенко, а в летной части «Нормандия-Неман» им был Василий Георгиевич Серегин.

Песня о русской девушке Татьяне родилась в дни защиты Одессы, еще знойным летом 1941 года. Серегин тогда сражался в небе этого города. Война застала Василия в Днепропетровске, в должности инструктора по подготовке молодых авиаторов. Сразу же Василий подал рапорт о направлении в действующую армию. После довольно долгих разговоров просьбу удовлетворили. И вот летчик Серегин встретился в южном небе с гитлеровскими асами. Опьяненные «успехами» на западе, фашистские летчики действовали нагло. Серегин противопоставил им строгий расчет, помноженный на трезвую храбрость. И вскоре на его счету появились первые победы.

Кто сочинил песню о Татьяне?

Трудно сказать. Как-то запели ее в части сразу, как запели «Катюшу», «Землянку». Только была здесь особенность: «Татьяну» пели при возвращении с успешного вылета.

И когда Василий прибыл служить в полк «Нормандия», он по привычке после первого же удачного вылета запел песню о Татьяне.

— О, Татьяна! Это хорошо! - похвалили французы.

— Капитан, пожалуйста, спой Татьяну! - просили Серегина.

И вдруг стали его называть:

— Капитан Татьяна!..

Зачинщиком этого был лейтенант Рессо. И не почему-нибудь, а потому, что не мог четко выговаривать фамилию Василия.

Извинился:

— Прости, буду звать тебя Татьяной!..

Другим это обращение привилось по инерции.

В фильме «Нормандия-Неман» есть эпизод: капитан Тарасенко не вернулся на аэродром. Его сочли погибшим. Все приуныли. А он объявился. И снова вернулась в полк радость. Снова зазвучало:

— Капитан Татьяна!..

Песня о Татьяне прижилась в полку настолько, что ее в обязательном порядке транслировали через динамик после каждого удачного вылета летчиков. Что касается невозвращения капитана Тарасенко из полета, то аналогичный случай у Серегина выглядел так.

Случилось это в 1943 году. Серегин возвращался на истребителе с боевого задания. Совершенно неожиданно откуда-то сверху по его правому крылу ударила огненная струя.

«Откуда он взялся! Вот прошляпил!» - упрекнул себя Серегин.

Крыло быстро охватило пламенем. Взметнулся густой дым. Самолет полез вниз. Серегин, сохраняя хладнокровие, пытался удержать машину в горизонтальном положении. Хотя бы две-три минуты… Но рули омертвели. Оставалось одно: покинуть самолет. Серегин выбросился из кабины, раскрыл парашют. Раскрыл, видимо, уже очень близко от земли. Парашют зацепился за дерево, летчик так ударился, что потерял сознание.

Пришел в себя в окопе советских пехотинцев. Они сняли его с дерева, оказали первую помощь.

Состояние Серегина было такое, что он не смог даже сообщить о себе в часть. Его эвакуировали в Сибирь. Долго лечили. А в полку «Нормандия» считали погибшим.

Но вот Василий поднялся с койки, прошли последствия тяжелой контузии. Он запросился в действующую. Комиссии, комиссии… Наконец, разрешили вернуться в полк.

Однажды на полевом аэродроме «Нормандия» снова послышались радостные возгласы:

— Капитан Татьяна! Капитан Татьяна!

И по-русски, и с французским акцентом.

Снова Василий Георгиевич поднимался в небо, бил фашистских стервятников.

22 июня 1944 года советские войска начали операцию «Багратион». Армии нескольких фронтов устремились на фашистские укрепления в Белоруссии. Началось освобождение этой многострадальной республики.

Серегин вместе с товарищами прикрывал свои бомбардировщики, дрался в небе с фашистскими «мессерами», ходил в разведку.

Однажды его пригласил только что прибывший на фронт командующий 1-й воздушной армией генерал-полковник авиации Тимофей Тимофеевич Хрюкин.

— Вчера три наших разведчика не возвратились с боевого задания. В чем причина - не знаем. А воевать вслепую нельзя. Нужно знать, где противник. Полетите вот сюда, - ножка циркуля в руке генерала побежала к Орше, Борисову, Минску. - Прощупаете их аэродромы. В бой не вступать. Только разведка!

Серегин знал, что на указанном маршруте у противника масса зенитной артиллерии, повсюду шныряют вражеские истребители.

Как выполнить задачу?

Решение созрело после всестороннего анализа обстановки.

— Сначала пойду на Минск, на большой высоте. Там, в глубоком тылу, противник менее бдителен. Оттуда и начну. С запада пройду через Борисов и Оршу - это тоже будет для фашистов сюрпризом…

Серегин шел с капитаном Барахтаевым. Немного ниже - лейтенант Рессо со своим ведомым. К Минску подошли на высоте семи километров. Наши «яки» противник принял за свои самолеты. Зенитки молчали. Не было в небе и «мессеров».

Снижаясь, сделали круг над минским аэродромом, засняли вражеские бомбовозы и истребители на летном поле. Сообщили о них по радио командованию. И - на Борисов…

В Борисове их полета не ожидали. И здесь задание было выполнено, как говорится, без единого выстрела.

А когда пришли к Орше, гитлеровцы подняли на них двенадцать «мессеров». Стервятники уже кружились высоко в небе, словно коршуны поджидали добычу.

Рессо своевременно предупредил командира об опасности.

— В бой не вступать! - повторил Серегин приказ генерала.

И тотчас, резко снижаясь, он устремился к аэродрому противника. «Яки» понеслись над самыми верхушками леса. А преследовавшие их «мессеры», не уловив маневра Серегина, прошли высоко в небе.

Серегин блестяще выполнил задание по разведке и на этом аэродроме. А в бой все-таки пришлось вступить. Над самым летным полем противника два «мессера» кинулись было на двойку Серегина, но лейтенант Рессо со своим товарищем стремительно ринулся навстречу стервятникам. Кинжальные струи огня французов сразили фашистские самолеты.

Наши истребители со звенящей быстротой вышли из поля действия вражеских истребителей.

Четверка вернулась на свой аэродром невредимой. Генерал Хрюкин встретил разведчиков на взлетном поле и тут же вручил боевые награды: Серегину - орден Красного Знамени, Рессо - орден Отечественной войны I степени.

Вскоре после этого «капитан Татьяна» стал майором, и называть Серегина этим романтичным именем перестали. А песня о Татьяне звучала в «Нормандии-Неман» до окончания войны, после каждого победного вылета.

322 успешных боевых полета совершил за годы ратной страды уроженец деревни Ломинцево Щекинского района Василий Георгиевич Серегин. Лично он сбил 15 вражеских самолетов да 12 в групповых боях, совместно с товарищами.

23 февраля 1948 года Василию Георгиевичу Серегину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В послевоенные годы Василий Георгиевич живет в Гомеле. Среди священных реликвий о Великой Отечественной войне он хранит книгу «Нормандия-Неман». Ее в 1961 году в Париже подарил Серегину его боевой друг-однополчанин Рессо. На титульном листе книги француз, которого редко покидает юмор, с прежней лукавинкой написал: «Боевому другу «капитану Татьяне».

А.Елькин.

- Елькин А. Приобщение к подвигу / А.Елькин. - Тула, 1975. - С.238-242.

zvezdochka

- Елькин А. Капитан Татьяна / А.Елькин // Коммунар. - 1971. - 26 июня.

- Блохина М. Наша общая победа/М.Блохина //Щекинский химик. - 2015. - 30 апр. - С.1,2.

В Ломинцево в минувшие выходные открыли стелу в честь Героя Советского Союза, легендарного летчика Василия Георгиевича Серегина

...Золотая Звезда Героя, два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной I войны 1-й степени, медали. Орден Почетного Легиона I Франции. Звание Почетного гражданина Парижа. Все это - награды одного человека, уроженца небольшого села Ломинцево в Щекинском районе Василия Георгиевича Серегина. Нашего земляка. Одного из семнадцати Героев Советского Союза в районе.

О нем ходили легенды

...Много фронтов довелось пройти летчику-истребителю Серегину. О его бесстрашии ходили легенды. Когда он поднимался в воздух, фашистов охватывала паника. Он никогда не боялся врага, охотился за ним, навязывал ему свою волю и уничтожал в открытом бою, одерживая одну победу за другой. Его воинское мастерство было таково, что, совершив 332 успешных боевых вылета, по разным данным, он сбил от 30 до 34 самолетов противника. Однажды ему пришлось драться одновременно с шестью фашистскими самолетами. И в этом бою Василий Георгиевич одержал убедительную победу, уничтожив двух немецких асов, а остальных обратив в бегство... Был случай, когда в ожесточенном бою над вражеской территорией он был сбит, ранен и пробирался к своим...

«В марте 1943 года полк перебазировался на аэродром в Хатенках на белорусской земле. 1 июня приняли в свою семью эскадрилью «Нормандия», помогли братьям по оружию - французским летчикам - «стать на крыло» на Восточном фронте», - рассказывает историю полка президент Ассоциации ветеранов авиаполка «Нормандия - Неман» Анатолий Фетисов.

Летчики-французы из этой, ставшей знаменитой, эскадрильи в тяжелое для всей Европы время, в оккупированной гитлеровцами Франции, в разгар жесточайших боев между Германией и Советским Союзом, приняли решение сражаться с фашизмом на стороне русских. И сражались, и погибали рядом с нашими летчиками героически...

«Капитан Татьяна»

Василий Серегин стал прототипом блистательно сыгранного Николаем Рыбниковым капитана Тарасенко - «Капитана Татьяны» из знаменитого кинофильма «Нормандия - Неман». Актер Рыбников, кумир советского зрителя 60-70-х, и внешне удивительно схож с героем, которого сыграл, с самим Василием Серегиным...

В составе 168-го полка встретил войну Серегин, младший лейтенант, командир звена, и сразу же получил боевое крещение. В свободные от вылетов часы он брал в руки гармонь и пел. Позднее, уже в составе знаменитого полка «Нормандия-Неман», он часто пел любимую свою песню о радистке Татьяне, решившей погибнуть, но не сдаться в плен. С тех пор товарищи-французы, с трудом выговаривавшие его имя и отчество, стали называть Василия Георгиевича просто «капитан Татьяна».

За боевые заслуги и за исполнение интернационального долга, в 1948 году он стал кавалером ордена Почетного Легиона Франции, а парижане удостоили его звания Почетного гражданина. Прибыв на торжества во Францию, он с изумлением обнаружил в банкетном зале, среди стульев с табличками, на которых значились фамилии гостей, и свой стул - с надписью «Капитан Татьяна»...

Школе - имя героя

Бесстрашный летчик Серегин продолжал нести боевую службу и после Победы, в Корее, в составе 18 гвардейского истребительного авиационного полка. Совершал дерзкие вылеты, сея панику на аэродроме, где базировались «янки». Так называли американцев... О том времени и неудержимом асе Серегине сегодня с удовольствием рассказывает ведомый Василия Георгиевича, Николай Иванович Кульпов. Делится воспоминаниями и другой сослуживец героя - Борис Михайлович Цудиков. Однополчане недавно вновь встретились - на торжественном открытии стелы Василию Серегину, у Ломинцевской средней школы №22

. Здесь, в 2010 году, к 65-летию Победы, совместными усилиями населения, активистов, краеведов и власти, при активном участии тогда главы Щекинского района, ныне депутата Тульской областной Думы Наталии Пилюс, школе присвоено имя Героя Советского Союза Василия Георгиевича Серегина, летчика 18 гвардейского истребительного авиаполка, штурмана 303 истребительной авиационной дивизии.

Прошло пять лет, сотрудниками школьного музея по крупицам собирался небогатый материал, который остался после этого легендарного человека. Установлена связь с музеями Гомеля и Минска республики Беларусь. Налажены связи с ассоциацией ветеранов авиаполка «Нормандия - Неман» в Москве и ассоциацией ветеранов морской авиации России. Началось активное сотрудничество с Ассоциацией российских ¬ ветеранов 18-го гвардейского Витебского дважды Краснознаменного орденов Суворова 2-й степени и Почетного Легиона авиационного полка «Нормандия-Неман».

Слет патриотов

В связи со 100-летием со дня рождения Героя 12 марта 2013 года в Ломинцево открыли мемориальную доску, прошли праздничные мероприятия. И вот, перед 70-летием Победы, здесь состоялся второй этап 28-го международного Слета школьных музеев боевой славы 303 ИАД иавиаполка «Нормандия - Неман». Первый этап слета прошел в Москве на базе школы №712, в нем приняли участие представители школьных музеев боевой славы из центрального федерального округа, где изучают и берегут историю 303-й истребительной авиационной дивизии и авиаполка «Нормандия - Неман».

В Тулу участники слета прибыли 24 апреля, накануне открытия стелы в Ло минцево. Среди них были представители Франции: Почетный президент Ассоциации «Нормандия - Неман» - Рене Барки, вице-президент Мемориала «Нормандия-Неман» Жан-Пьер Трон, член административного Совета по Российской Федерации Жилль Лэ Ру, член Мемориала «Нормандия - Неман» Жан-Поль Андре.

Гостей радушно приняли в Рёгиональном центре подготовки граждан Россииской Федерации к военной службе и военно-патриотического воспитания. Здесь с состоялась теплая встреча делегатов слета с участниками соревнований «Школа безопасности» и ветеранами-туляками. Для гостей провели экскурсию по Тульскому с городскому военно-патриотическому комплексу «Защитники города-героя Тулы», их очень заинтересовал рассказ заместителя директора Центра, руководителя Тульского кадетского корпуса спасателей «ЮНИСПАС» Бориса Невзорова. В память е о героях полка «Нормандия-Неман» участники встречи возложили цветы к памятному знаку, посвященному летчикам-героям земли Тульской. Гости выразили искреннюю радость и удивление по поводу того глубокого уважения, которое испытывают русские люди к героям, павшим в борьбе с фашизмом. Их радует, как бережно хранят здесь память о своих героях-земляках и о французских летчиках из эскадрильи «Нормандия». Они помнят рассказы своих родителей, переживших в рядах французского движения Сопротивления тяжелое время гитлеровской оккупации. Тогда, говорили они, передаваемые по подпольному радио сведения о французах-летчиках, сражающихся вместе с русскими против фашистской чумы, поддерживали в них боевой дух...

Гости из Франции отметили, что они высоко ценят большую работу здесь, на тульской земле, по патриотическому воспитанию подрастающего поколения на примерах героических подвигов соотечественников и то, как свято чтится в России память героев Великой Отечественной войны.

На родине Серегина

В субботу французские гости посетили родину «капитана Татьяны», село Ломинцево. Здесь с ними также встретились и молодежь из Франции, ребята из московских школ, изучающих путь авиаполка «Нормандия-Неман», и, конечно, ветераны Великой Отечественной войны, сослуживцы В.Г. Серегина Н.И. Кульпов и Б.М. Цудиков. Всех приветствовали президент Ассоциации ветеранов авиаполка «Нормандия - Неман» Анатолий Фетисов, глава администрации МО Щекинский район Олег Федосов, глава МО Щекинский район Елена Рыбальченко, депутат Тульской областной Думы Наталия Пилюс.

Открывая стелу, Рене Барки сказал, что трудно подобрать слова, чтобы описать важность и глубину происходящего здесь. Василий Георгиевич Серегин был человеком, который очень многое понимал, понимал, что чувствуют люди, вернувшиеся живыми из боя. Возвращаясь на аэродром, вместе с французскими пилотами, он брал свою гармонь и пел. И превращался в «Капитана «Татьяну». «Спасибо, что храните эту память! Да здравствует дружба между Россией и Францией», - заключил Рене Барки.

«Очень важно, что сегодня здесь вместе - представители молодежи России и Франции. Сегодняшнее мероприятие станет примером того, как нужно чтить память и хранить историю», - сказала Наталия Пилюс. Депутат вручила гостям из Франции и ветеранам Великой Отечественной войны памятные подарки от Тульского регионального общественного движения содействия социальному развитию общества «Яснополянское соглашение»: пряники, книги о Ясной Поляне, календари и диски с данными о подвигах наших земляков, изготовленные специалистами Щекинского архива.

Важность дружеских связей между нашими странами, солидарность и совместные усилия по сохранению исторической правды в свете происходящих в мире событий накануне 70-летия Великой Победы, сегодня действительно трудно переоценить.

zvezdochka

- В небесах мы летали одних… // Щекинский вестник. - 2015. - 30апр. - С.10.

     В Ломинцевской школе № 22 торжественно открыли стелу в память о лётчике-истребителе, Герое Советского Союза Василии Серёгине. Недавно земляки и лётчики 18 гвардейского авиаполка отметили 100-летие со дня его рождения, установив памятную доску в селе Ломинцево на доме, где родился легендарный мастер воздушных боёв.

Открытие памятной стелы стало ещё одним этапом в череде событий, посвященных Василию Серёгину.

На праздник в Ломинцевскую школу приехали руководители муниципального образования, депутаты, ветераны 18 гвардейского истребительного авиаполка, представители московских школ, изучающих его боевой путь. Николай Кульпов и Борис Цудиков, воевавшие вместе с Василием Серёгиным в годы Великой Отечественной войны, несмотря на почтенный возраст, также приехали на родину своего командира.

- Нам особенно приятно, что на открытие памятной стелы в честь Героя Советского Союза Василия Серёгина приехали ветераны французского мемориала «Нормандия-Неман», - говорит один из организаторов встречи на ломинцевской земле Надежда Ахромова..

С французскими лётчиками нашего земляка связывают узы боевого братства. В 1943 году Василия Серёгина, уже опытного лётчика-истребителя, направляют служить в знаменитый полк «Нормандия-Неман». Его позывной «капитана Татьяны» наводил ужас на врагов, встречавших истребитель Василия Серёгина.

В 1961 году в мэрии французской столицы летчику-герою вручили диплом и медаль почетного гражданина Парижа. На торжественном приеме генерала де Голля в Президентском дворце во Франции в честь ветеранов полка «Нормандия - Неман», несмотря на официальный статус этого мероприятия, на месте Василия Серёгина значилась табличка «Капитан Татьяна».

Подробный рассказ об открытии памятной стелы, визите французских ветеранов и однополчан Василия Серегина в следующем номере нашей газеты.

zvezdochka

 

"КАПИТАН ТАТЬЯНА"

Кто смотрел фильм «Нормандия – Неман», тот наверняка запомнил этот эпизод. Французский летчик Шардон сбивает немецкий истребитель, благополучно возвращается на аэродром и к ужасу своему узнает, что сбил не противника, а однополчанина Тарасенко, любимца полка и жизнерадостного исполнителя популярной песенки про девушку Татьяну. Весь полк тяжело переживает нелепую гибель боевого товарища.

Прототипом Тарасенко, чью роль сыграл известный советский киноактер Николай Рыбников, послужил комэск Василий Серегин по прозвищу Капитан Татьяна. Киноэпизод – вовсе не вымысел сценаристов – он действительно имел место в боевой жизни полка. Только случилось все это не с самим Серегиным, а с его ведомым лейтенантом Архиповым. Подполковник в отставке Герой Советского Союза Василий Георгиевич Серегин родом из Тулы. В 1941-1942 годах ему довелось защищать тульское небо от врага. Самый памятный для него день – 12 марта 1942 года, когда он в бою над Сухиничами сбил три «мессершмитта».

За войну Серегин сбил 28 вражеских самолетов. Лично – 20 и в групповых боях – 8. А вот чтобы в одном бою свалить три «мессера» – такое удалось сделать лишь однажды.…Встретился я с Серегиным несколько лет назад в Гомеле, где он поселился по выходе в отставку. А перед этим еще успел повоевать в небе Кореи, где сбил шесть американских «сейбров». Потом не один год поработал испытателем. Словом, налетался!

Если Серегину случалось бывать в Москве, то он непременно приходил к зданию бывшей французской военной миссии на Берсеневской набережной, чтобы тихо постоять перед мемориальной доской с фамилиями сорока двух французских летчиков полка «Нормандия – Неман», погибших на советско-германском фронте. Тюлян… Лефевр…. Кастелен… Все трое свой боевой путь начинали на самолетах «Як-1» в составе третьей, серегинской, эскадрильи 18-го гвардейского полка 303-й авиадивизии. Остальные прибудут на фронт потом, когда этих троих уже не будет в живых.

Небо впервые заговорило по-французски над Западным фронтом весной 1943-го. Немцы еще не знали, что в составе советского авиаполка по соглашению между Советским правительством и Национальным комитетом «Свободная Франция», возглавляемым генералом де Голлем, сражаются четырнадцать французских летчиков. Когда же Дюрен и Прециози, потом Тюлян и Литольф записали на боевой счет первые сбитые самолеты, а в радиошлемах заслышалась французская речь, то противник пришел в неистовство. Асы знаменитой немецкой 51-й авиаэскадры «Мельдерс» устраивают настоящую охоту за французами, осмелившимися снова воевать, да еще под советскими знаменами. Утром 13 апреля три звена под командованием Тюляна попадают под внезапную атаку двенадцати истребителей «фокке-вульф-190». Первый крупный бой французов с немцами. Майе и Дюрен сбивают противников. Но никогда уже не вернутся на свой аэродром Бизьен, Дервиль и Познански.

Французы считали Серегина своим не только в воздухе, но и на земле. Песня «Татьяна» в его исполнении под баян так полюбилась летчикам «Нормандии», что он пел ее по их просьбам всякий раз, когда в аэродромной столовой вечером или в непогоду собирался почти весь летный состав полка. Чем и заслужил у французов это милое прозвище: Капитан Татьяна.

Летом 1943-го напряжение воздушных боев достигло высшего предела. 17 июля не вернулся из полета командир эскадрильи «Нормандия» майор Жан-Луи Тюлян. Ведомая им группа из десяти «Яков» над Жиздрой столкнулась с пятьюдесятью «фоккерами». Днем раньше над Спас-Деменском погиб старший лейтенант Марсель Лефевр. Потерять за пять дней боев пятерых летчиков – от такого можно было и сломаться. Осталось шестеро, но к ним вскоре прибыло пополнение – снова сложилась эскадрилья «Нормандия».

Через много лет после войны, когда в Москве или в Париже проходили встречи ветеранов полка «Нормандия – Неман», большие друзья Герои Советского Союза Василий Серегин и Жак Андре вспоминали чаще всего те бои, где им довелось сражаться крыло к крылу. Во время одной из таких встреч в Москве Серегин и Андре посетили Центральный музей Вооруженных Сил и долго простояли перед картиной «Налет на станцию Белые Берега». Каждый по-своему дорисовывал по памяти запечатленный на полотне классический налет советских военно-воздушных сил в ходе Брянской операции.

В тот день 75 бомбардировщиков в сопровождении 115 истребителей прикрытия обрушили всю свою бомбовую мощь на станцию Белые Берега с находившимися там тридцатью двумя вражескими эшелонами с танками и горючим и «утюжили» ее в течение получаса. Серегинская эскадрилья и «нормандцы» вместе прикрывали наши бомбардировщики.

Вспоминали друзья и еще один трудный бой. Осенью 1943 года под белорусским селом Ленино впервые вступали в боевые действия на советско-германском фронте части Войска Польского. Взбешенные этим, немцы поклялись стереть поляков с лица земли и бросили на их позиции армаду «юнкерсов» под прикрытием 47 «фокке-вульфов». В составе группы прикрытия, как потом выяснилось, действовала, переброшенная на Восточный фронт из-под Берлина, знаменитая эскадрилья Удэта. Альбер Литольф и Жак Андре с 12 самолетами смело приняли неравный бой, запросив через «Рубин-I» (позывной 18-го полка) на подмогу эскадрилью Серегина, которая барражировала в соседнем квартале.

– Солидный получился бой, – вспоминал Серегин, – вместе с французами мы сбили – точно уже не помню! – семнадцать или девятнадцать «фоккеров». Армада «Ю-88», нацеливавшаяся на боевые порядки поляков, была частично уничтожена и, не дойдя до цели, повернула назад. Аэродром под Козельском, где мы тогда базировались, встречал нас салютом из всех ракетниц.

В 1944 году французы воевали уже своим полком под названием «Нормандия – Неман». Почетное наименование «Неманский» ему было присвоено приказом Верховного Главнокомандующего за успешные боевые действия в ходе освобождения Белоруссии. За войну летчики «Нормандии» совершили более 5 тысяч боевых вылетов, провели 869 боев, сбили 274 и повредили 80 немецких самолетов. К чести французов, следует заметить, что все свои премии за сбитые самолеты противника они перечислили на постройку новых боевых машин.

Уже после войны, при посещении Франции советской делегацией ветеранов полка «Нормандия – Неман» в одном из парижских кинотеатров состоялся премьерный показ одноименного фильма. Когда после просмотра фильма перед зрителями предстал Серегин – живой прототип киношного комэска Тарасенко, парижане, встав с мест, устроили Капитану Татьяне настоящую овацию.

zvezdochka

- Ивлев И. Одиннадцатый: О земляках – героях / И.Ивлев // Знамя коммунизма. - 1966. - 21 сент. - С.2.

Одиннадцатый

Много лет прошло с тех пор, как СМОЛКЛИ последние залпы Великой Отечественной войны. Но в памяти народной неизгладимо свежи воспоминания о тех далеких боевых и суровых днях, о героях, чьим ратным трудом и подвигами была достигнута историческая Победа. В завоевание этой победы весомый вклад внесли и наши земляки, воины – щекиниы. Одиннадцать из них за свои беспримерные подвиги были отмечены высшей правительственной наградой – званием Героя Советского Союза.

О десяти героях-шекинцах уже рассказывалось на страницах «Знамени коммунизма», к 20-летию Победы им был посвящен специальный плакат. А сегодня мне хочется рассказать читателям ешё об одном славном сыне нашего народа, уроженце Щекинского района Висилии Георгиевиче Серегине, бывшем летчике-истребителе.

ЗВАНИЕ Героя было присвоено ему в День Советской Армии - 23 февраля 1948 года. В опубликованном в «Правде» Указе Президиума Верховного Совета СССР говорилось: «За отвагу и геройство, проявленные в период Великой Отечественной войны, присвоить звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» гвардии майору Серегину Василию Георгиевичу».

Всего несколько строчек официального сообщения. Но когда знакомишься с жизнью Героя, видишь, что за этими немногими словами кроется богатая и многогранная жизнь. Это и трудное детство, и трудовая юность, и упорная и настойчивая учеба летному мастерству, и первое неповторимое ощущение голубых просторов, долгие и тяжкие годы страшной войны, горечь невозвратимых утрат и радость побед, сыновняя любовь к Отчизне и беззаветное служение своему народу.

…Село Ломинцево. Третий, весь в зелени дом с краю. Высокий, из красного кирпича, с крутой, крытой железом крышей. Здесь, в этом доме, в семье Георгий Сергеевича и Евдокии Ильиничны Серегиных 12 марта 1913 года родился сын Василий.

Отец был трудолюбив и отличался тихим нравом и скромностью. От зари до зари трудился на своем наделе, но прокормить семью, в которой пять детей и все мал мала меньше, было очень трудно. К тому же отец часто болел. И вскоре семья вовсе осталась без кормильца. Совсем худо бы пришлось ребятишкам, если бы не большие перемены в деревне. Организовался колхоз, и Евдокия Ильинична одной из первых вступила в него. Василий, окончив четыре класса местной школы, пошел работать в колхоз, помогал матери растить младших братьев и сестер.

Был Василий любознателен, много читал. Но теперь он познавал жизнь не только из книг. Вокруг кипели трудовые будни обновленной деревни, преображалась родная земля. И он, простой крестьянский паренек, тоже был участником становления новой жизни. И, может, вот здесь-то по-настоящему ощутил он радость труда, впервые познал цену хлеба, заработанного СВОИМИ руками. За рабочую хватку, за веселый характер уважали Василия сверстники. Отзывчивый на дружбу, он, наверное, так и остался бы в родной деревне. Если бы не та мечта, что неудержимо позвала ломинцевского парнишку в дальнюю дорогу.

В 1931 году Василий уезжает в Тулу, в ФЗУ оружейников, заканчивает его. Потом работает на заводе. Дела его идут хорошо. И когда в один из дней 1932 года Василий пришел с заявлением о приеме в комсомол к секретарю комсомольской организации, тот, улыбнувшись, пожал Серегину руку и сказал:

— Давно пора. Надеюсь, товарищи не откажут в приеме. Знают тебя как активиста и примерного в работе.

Слова комсорга сбылись. А в 1933 году осуществилась и сокровенная мечта Серегина, ради которой он ушел из деревни. Случилось ему однажды увидеть над родным селом самолет. Он вынырнул из-за верхушек деревьев раскинувшегося на взгорье леса, быстро пронесся над селом, оставляя за собой звенящую песню мотора, развернулся, накренившись на левое крыло, и ущел опять за лес. Ребята, наблюдавшие эту картину, долго еше смотрели в небо, но самолет больна не появлялся. Сколько было разговоров! А Василий только и сказал:

— Да-а, это здорово…

С тех пор мечта о небе и поселилась в душе ломинцевского паренька. Но о ней он никому не говорил ни слова, не дай бог, засмеют. Васька и вдруг – в летчикй! Но ради этой мечты он недосыпал ночами, читал техническую литературу, постоянно занимался спортом, упорно учился и работал.

И вот – принят в аэроклуб.

Трудно было на первых порах и работать и учиться. Но трудности не пугали Василия, наоборот, закаляли, учили настойчивости, упорству.

Навсегда в его памяти останется первый полет на белокрылом планере. Внизу раскинулась в новостройках Тула, речушки и взгорья, лесные массивы уходят к горизонту. И была удивительная тишина вокруг. А вверху бездонная синь неба да ослепительное солнце… Радость и счастье переполняли сердце Василия.

Когда он изредка наведывался к себе домой в Ломинцево, с упоением рассказывал родным и друзьям о своих полетах. Своею страстью к небу Василий заразил и младшего брата Дмитрия. Димитрий тоже стал курсантом аэроклуба, вместе с Василием, был направлен в авиашколу, вместе с ним закончил ее. Погиб он при испытании самолета перед самой войной.

С каждым полетом успехи Василия становились зримее. Это отметил даже скупой на похвалу инструктор. Он же и рекомендовал его в летное училище. В характеристике так и было сказано: «любит летать, собран, вынослив, хорошо ориентируется в сложной обстановке и всегда находит верное решение». Военно-летную школу Серегин окончил в 1938 году. Так появился военный летчик-инструктор.

СТРАШНАЯ весть о нападении фашистской Германии на нашу страну застала Василия Георгиевича на Днепропетровшине. Он тут же подает рапорт об отправке его на фронт. И уже спустя несколько дней получает первое боевое крещение. С тех пор по многим фронтам бросала Василия боевая судьба. И всегда летчик–истребитель Серегин был в первых рядах сражающихся. О его бесстрашии и воинском мастерстве можно рассказывать много. Взять хотя бы тот бой, когда ему пришлось драться с шестью фашистскими самолетами. В этом бою Василий одержал убедительную победу, уничтожив двух фашистов, а остальных обратил в бегство.

Или такой случай, когда в ожесточенном бою над вражеской территорией он был сбит и, раненый, добирался к своим. Сколько надо было иметь сил и энергии, как надо верить в победу, чтобы снова вернуться в строй! Стоило бы рассказать и о трогательной дружбе с летчиками из полка «Нормандия–Неман» или о девушке Асе, которая спасла Василия от верной гибели во вражеском тылу и с которой впоследствии он связал свою судьбу. Но это материал для специальных статей и очерков. А пока можем лишь сказать, что военный летчик коммунист Серегин совершил 332 успешных боевых вылета. Лично сбил 15 и в групповых боях – 12 вражеских самолетов. Его грудь украшают Золотая Звезда Героя, два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны 1-й степени и многие медали. За совместные боевые действия с французскими летчиками из полка «Нормандия – Неман» Василий Георгиевич награжден боевым орденом Франции.

Все предшествующие войне годы Василий Серегин неустанно грудился, учился, закалял себя. Благодаря этому он стал первоклассным летчиком и в годы войны одерживал одну победу за другой. Он не боялся врага, постоянно искал его, навязывал ему свою волю, уничтожал в открытом бою.

В своем письме к матери, написанном в самом конце войны, Василий пишет: «…Сейчас мы находимся у ворот Берлина – самого логова заклятого врага нашего. Это будет последний наш удар. Ты, мама беспокоишься, что я долго не пишу. Что поделать, родная, постоянно в боях. Нo ты помни, что храбрых пуля не берет, и верь, со мной ничего не случится. Я по-прежнему бью немцев, бью сильнее, чем раньше!»

За годы войны Серегин вырос в способного и авторитетного командира. Эскадрилья, которой командовал Василий Георгиевич, имела на своем счету немало сбитых вражеских самолетов.

ПОСЛЕ войны коммунист Серегин еще долгое время служил в авиации, передавая свой богатый опыт и знания молодому поколению летчиков. И только в 1958 году гвардии полковник Серегин по состоянию здоровья ушел в запас. Но он настолько сроднился с небом, с самолетами, что и сейчас не представляет себе жизни без родной стихни. Вот почему он не порывает с авиацией. Сейчас Василий Георгиевич трудится в одном из аэропортов.

А в свободное от работы время бывший летчик–истребитель всегда в кругу ребят-пионеров, среди молодежи. Он учит, подрастающее поколение любить Родину, быть достойными немеркнущей славы отцов.

И. ИВЛЕВ,
преподаватель истории Новоогаревской восьмилетней школы.

- Знамя коммунизма. - 1966. - 21 сент. - С.2-3.

zvezdochka

- Карпова Е. Не иссякнет Россия: Герои Отечества / Е.Карпова // Щекинский вестник. - 2008. - 12июня. - С.4.

- Мастер воздушных боев // Щекинский вестник. - 2015. - 24 апр. - С.6.

Мастер воздушных боев

Герой Советского Союза, кавалер двух орденов Ленина, шести - Красного Знамени, многих других советских и иностранных наград, почётный гражданин Парижа, полковник - всё это об одном человеке, нашем земляке Василии Серёгине.

Навстречу заветной мечте

Он родился 12 марта 1915 года в селе Ломинцево в большой крестьянской семье. Отец его был трудолюбивым и хозяйственным, но его рук, чтобы прокормить семью, в которой было пять детей, не хватало.

В 1926 году Георгий Сергеевич скончался. И совсем худо бы пришлось ребятишкам, если бы не большие перемены в деревне. Евдокия Ильинична, мать будущего Героя, вступила в колхоз одной из первых. Семья воспрянула духом. Василий вместе с братьями помогал матери. Окончив четыре класса местной школы, он пошёл работать в колхоз, помогал матери растить младших братьев и сестёр.

За рабочую хватку, за весёлый характер уважали Василия сверстники. Отзывчивый на дружбу, он, наверное, так и остался бы в родной деревне. Если бы не та мечта, что неудержимо позвала ломинцевского парнишку в дальнюю дорогу.

В 1931 году Василий уезжает в Тулу. Здесь он учится в фабрично-заводском училище оружейников. Потом работает на заводе.

В 1933 году осуществилась и сокровенная мечта Серёгина, ради которой парень ушёл из деревни - он стал курсантом аэроклуба. Ради неё, этой прекрасной мечты о небе, он недосыпал ночами, читал техническую литературу, постоянно занимался спортом, упорно учился и работал.

«Всегда находит верное решение»

Трудно было и работать, и учиться. Но трудности не пугали Василия - он упорно осваивал лётное мастерство.

Времени не хватало: курсант редко бывал на родине в Ломинцево. Но, приехав, с упоением рассказывал друзьям о своих полётах. Страстью к небу Василий заразил и младшего брата Дмитрия. Позже брат тоже стал курсантом аэроклуба, вместе с Василием был направлен в авиашколу, вместе с ним закончил её. Перед самой войной он погиб при испытании самолёта.

Способного пилота инструктор аэроклуба рекомендовал в лётное училище. В аттестации Василия Серёгина было сказано: «любит летать, собран, вынослив, хорошо ориентируется в сложной обстановке и всегда находит верное решение».

В 1935 году, как один из лучших курсантов, Серёгин направлен в Ульяновскую школу лётчиков ГВФ. Окончив её, работал лётчиком-инстуктором областных аэроклубов в Перьми и Кирове.

С 1939 года – в рядах Красной Армии. В 1940 году Василий окончил Пермскую военную авиационную школу пилотов.

Первые победы в небе

Известие о нападении фашистской Германии на Советский Союз застало Василия Георгиевича на Днепропетровщине. И с июня 1941 года младший лейтенант Василий Серёгин - на фронтах Великой Отечественной войны в составе 168-го истребительного авиационного полка. Был командиром звена и заместителем командира эскадрильи. О его бесстрашии и боевом мастерстве полковые товарищи рассказывали много. Взять хотя бы тот бой, когда ему пришлось драться с шестью фашистскими самолётами. В этом бою Василий одержал победу, уничтожив двух фашистских «стервятников».

Из боевой характеристики капитана Серёгина: «Командир эскадрильи капитан Василий Георгиевич Серёгин в боях с немецко-фашистскими захватчиками проявил себя как инициативный командир и мастер воздушного боя. Им лично сбито 22 вражеских самолёта. Инициативен, справедлив, настойчив в достижении поставленной цели, в самых сложных ситуациях воздушного боя всегда готов придти на  помощь товарищу, попавшему в тяжёлое положение».

Командование подготовило представление о присвоении Василию Серёгину звания Героя Советского Союза, но помешал случай.

Капитан из «Нормандии-Неман»

На переломе войны Василия Серёгина, уже опытного летчика - истребителя, посылают в знаменитый французский авиаполк «Нормандия-Неман». Он вошёл в список советских асов-лётчиков, сбивших не менее 20 самолетов противника, а позывной «капитана Татьяны» наводил ужас на врагов, встречавших истребитель Василия Серёгина в воздухе.

В конце 1944 года полк вывели с фронта для краткосрочного отдыха и получения новой боевой техники - самолётов. По вечерам летчики собирались в летной столовой - ужинали, пели песни, танцевали с девушками из батальона аэродромного обслуживания. Однажды в их компании оказался незнакомый полковник из политотдела - он громче всех хохотал над собственными шутками, чувствовал себя за столом хозяином. А потом начались танцы, полковник бесцеремонно хватал девушек, толкался - он был пьян. Назревал скандал. Обстановку разрядил Серегин.

Просто взял полковника под руку и вывел его из зала. Что произошло дальше не видел никто... Представление на присвоение Василию Серегину звания Героя Советского Союза отложили в долгий ящик, от других наказаний его спасло командование полка. Лишь однажды Серёгин был сбит, но, как принято говорить у военных, «дружественным огнём»: его самолёт попал в перекрестье прицела друга и напарника по вылетам француза Жозефа Риссо. Этот эпизод войны попал в фильм «Нормандия-Неман», а сам Серёгин стал прообразом капитана Тарасенко.

Французы считали Серегина своим не только в воздухе, но и на земле. Песня «Татьяна» в его исполнении под баян так полюбилась летчикам «Нормандии», что он пел ее по их просьбам всякий раз, когда в аэродромной столовой вечером или в непогоду собирался почти весь летный состав полка.

Почетное наименование «Неманский» французскому авиаполку было присвоено приказом Верховного Главнокомандующего за успешные боевые действияв ходе освобождения Белоруссии. За войну летчики «Нормандии» совершили более 5 тысяч боевых вылетов, провели 869 боев, сбили 274 и повредили 80 немецких самолетов. К чести французов, следует заметить, что все свои премии за сбитые самолеты противника они перечислили на постройку новых боевых машин.

Война после Победы

К концу войны майор Серегин совершил около 400 боевых вылетов и уничтожил более 20 фашистских самолетов. Командование Военно-воздушных сил создает группу из наиболее опытных летчиков для освоения новой техники. Друзья героя рассказывали: в конце войны наши войска захватили немецкий авиационный завод, где выпускались невиданные доселе самолеты - реактивные. Василий Серегин написал рапорт и был направлен в отряд испытателей.

В 1947 году в очередную годовщину Октябрьской революции над Красной площадью в мощном монолитном строю пролетело 100 самолетов, одним из них управлял Василий Серегин. А вечером в Кремле состоялся прием в честь участников парада. К столу подошел командующий авиацией Московского военного округа генерал-майор Василий Сталин. Он часто бывал на тренировочных полетах и знал всех летчиков по именам.

- Какие есть просьбы и пожелания? - спросил генерал.

- У нас есть просьба, - подошли к нему товарищи Василия Серегина. - Просим вернуться к рассмотрению дела о награждении нашего друга.

Василий Сталин пообещал разобраться и слово сдержал. В начале 1948 года был опубликован Указ о присвоении майору Серегину звания Героя Советского Союза - «за мужество и героизм, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны и успешное выполнение заданий командования в послевоенные годы». 

Затем Корея. Здесь в небе летчику Серегину пришлось схлестнуться в беспощадных боях с американскими пилотами. Василий Серегин одержал несколько воздушных побед на реактивном «МИГе».

Однажды Серегину доверили испытать новый истребитель. Машина была только с завода, поэтому облётывать её можно было только командному составу. Серегин занимал высокий пост штурмана дивизии. Очевидцы вспоминали, что Василий взлетел, набрал почти предельные 11 тысяч метров, совершил маневр, спикировал почти до самой земли и на бреющем полёте, минуя все средства ПВО американцев, долетел до Сеула.

Его песня звучала в Париже...

О послевоенной жизни нашего земляка написано немало. Вот, что рассказала о ней гомельская газета (Республика Беларусь):

«В 1962 году в мэрии Парижа состоялся торжественный прием в честь ветеранов полка «Нормандия-Неман». Четырем советским летчикам вручили Дипломы и медали Почетных граждан Парижа, одним из них был Василий Серегин. И в том же году знаменитая «Татьяна» снова звучала в столице и многих городах Франции.

Тогда советских ветеранов полка, которые приехали в Париж, пригласила к себе в гости киноактриса Симона Синьоре. Как всегда, Серегина попросили спеть, как всегда он пел много и с удовольствием, и, как всегда, начал с любимой «Татьяны». Хозяйка дома успела незаметно включить магнитофон. На следующий день песня звучала по радио, на улицах и многочисленных кафе Парижа, и «капитан Татьяна» стал очень популярным исполнителем. Когда летчик переходил улицы французской столицы, жандармы перекрывали движение».

В 1960 году полковник Серегин вышел в отставку. Ему предлагали высокую должность в союзном «Аэрофлоте», он отказался: если быть в авиации, считал он, значит надо летать. А летать ему уже не позволял возраст и пережитое.

Он нашел тихую, казалось, работу - заведующего складом готовой продукции в Гомельском обувном объединении «Труд». Сам над собой посмеивался: был истребитель, стал потребитель, - рассказывали белорусские журналисты.

Герой Советского Союза ушел из жизни 10 августа 1996 года.

                    В материале использованы статьи из тульских областных газет и печатных изданий Республики Беларусь.

- Щекинский вестник. - 2015. - 24 апр- С.6.

zvezdochka

- Николаев В. Капитан «Татьяна» / В.Николаев // Знамя коммунизма. -1984. - 6 сент. - С.З.

КАПИТАН ТАТЬЯНА

СОВСЕМ недавно, в июле на экранах телевизоров мы еще раз увидели фильм «Нормандия- Неман», посвященный воинскому братству советских и французских летчиков. Для щекинцев он интересен вдвойне.

Помните песню из кинофильма о девушке Татьяне? И советского летчика, которого товарищи по оружию называли капитаном «Татьяной»? Прообразом капитана «Татьяны», т. е. капитана Тарасенко, явился наш земляк, уроженец с. Ломинцево, летчик Василий Георгиевич Серегин.

...Война застала Василия в Днепропетровске, в должности инструктора по подготовке молодых авиаторов. В первые же дни войны он подает рапорт с просьбой направить его в действующую армию. Просьбу отклонили. Он подает новый рапорт, снова и снова доказывает уставшему, хмурому майору в военкомате, что никак не может он, летчик-ас, находиться на мирной работе, в то время как в небе Родины славные соколы насмерть бьются с фашистскими стервятниками. Наконец просьбу его удовлетворили.

И вот Василий Серегин, сердце которого сжималось от ярости и негодования, встретился в южном небе с врагом. Было это в дни боев за Одёссу. Храбро сражался наш земляк с фашистами, сбивал их самолеты.

...Кто сочинил песню о Татьяне? Трудно сказать. Ее запели в части сразу, как запели «Катюшу», «В землянке». Мелодия песни о Татьяне была своеобразным рапортом об успешном полете - ее пели, возвратившись с задания.

И когда Василий прибыл в полк «Нормандия-Неман», он по привычке после первого же удачного вылета запел о Татьяне.

- О. Татьяна! Это хорошо! - похвалили французские летчики.

- Пожалуйста, спой «Татьяну», просили они Серегина в короткие минуты отдыха. А Василий пел задушевно. Жители Ломинцева хорошо помнят: он и в молодости любил песни. Французскому лейтенанту Рессо не удавалось четко выговорить фамилию Василия.

- Прости, друг, буду звать тебя Татьяной.

Так в полку появился капитан «Татьяна». С легкой руки Рессо все стали называть так Василий Георгиевича Серегина.

...В фильме «Нормандия-Неман» есть такой эпизод: капитан Тарасенко не вернулся на аэродром. В полку его считали погибшим. Все приуныли. А он вдруг неожиданно объявился. И снова вернулась в полк радость. Снова зазвучало:

— Капитан «Татьяна»!

Песня о Татьяне прижилась в полку настолько, что ее в обязательном порядке транслировали через динамик после каждого удачного вылета.

Что касается невозвращения капитана Тарасенко с задания, то аналогичный случай у Серегина выглядел так. Было это в 1943-м году. Серегин на своем истребителе возвращался с боевого задания. Совершенно неожиданно откуда-то вверху по его правому крылу ударила огненная струя. Это неожиданно вынырнувший из-за облаков «мессер» атаковал нашего истребителя.

Задыхаясь от дыма, рискуя каждую секунду взорваться, Василий делал все для того, чтобы еще хоть какое-то время продержаться в воздухе, чтобы не упасть на территорию, занятую врагом. Когда все-таки удалось дотянуть до линии фронта, он выбросился с парашютом. Приземлился неудачно: сильно ударился спиной о дерево и тут же потерял сознание. Очнулся уже в госпитале, долго не мог сообщить о себе, А в полку его считали погибшим. И когда он снова наконец возвратился в полк, его от радости качали на руках. И снова слышались радостные возгласы на русском и французском языках:

— Капитан «Татьяна»! Капитан «Татьяна»!

И снова полеты, воздушные бои, в которых русские и французские летчики сражались плечом к плечу.

Замечательней французский летчик, Герой Советского Союза Марсель Лефевр так писал о своих русских товарищах по оружию: «Они сражаются с яростью и притом умно, не теряя головы, когда видят врага близко... Мне нравится в русских их холодная ярость в бою. Мы о ними спелись в воздухе».

В июне сорок четвертого советские войска начали операцию по освобождению Белоруссии (под кодовым названием «Багратион»). Серегин вместе с товарищами прикрывал свои бомбардировщики, дрался с фашистскими «мессерами».

Однажды его пригласил только что прибывший на фронт командующий Первой воздушной армией генерал-полковник авиации Т. Т. Хрюкин. Спустя час Серегин стоял перед Батей - так уважительно - ласково летчики звали между собой командующего. Тимофей Тимофеевич Хрюкин начал разговор без предисловия:

- Вчера три наших разведчика не вернулись с боевого задания. В чем причина - не знаем. А воевать вслепую нельзя. Нужно знать, где находится противник. Полетите вот сюда - ножка циркуля в руке генерала побежала по карте к точкам, означающим города Оршу, Борисов, Минск. Прощупайте их аэродромы. В бой не вступать. Только разведка!

Серегин знал, что на указанном маршруте у противника масса зенитной артиллерии, повсюду шныряют вражеские истребители. Как выполнить задание? Решение созрело после всестороннего анализа обстановки: «Сначала пойду на Минск на большой высоте. Там, в глубоком тылу, противник менее бдителен. Оттуда и начну. С запада пройду через Борисов и Оршу - это тоже будет для фашистов сюрпризом».

Серегин шел с капитаном Баратаевым. Немного ниже лейтенант Рессо со своим ведомым. К Минску подошли на высоте семи километров. Наши «ЯКи» противник принял за свои самолеты зенитки молчали. Снизились, сделали круг над минским аэродромом, засняли вражеские бомбовозы и истребители на летном поле. Сообщили о них по радио командованию. А сами взяли курс на Борисов.

И в Борисове фашисты их никак не ожидали. И здесь задание было выполнено без единого выстрела. Но зато, когда подошли к Oрше, в небе их встретили двенадцать «мессеров». Они уже кружили высоко в небе, поджидая добычу. Лейтенант Рессо своевременно предупредил командира об опасности.

- В бой не вступать! - повторил Серегин приказ генерала. И тотчас, резко снижаясь, его самолет устремился к аэродро¬му противника. «ЯКи» пронеслись над самыми верхушками деревьев. А преследовавшие их «мессеры» прошли высоко в небе. Серегин блестяще выполнил задание по разведке и на здешнем аэродроме!

А в бой все-таки пришлось вступить - над самым летным полем противника два истребителя врага кинулись на двойку Серегина, но лейтенант Рессо со своими товарищами ударил навстречу фашистам. Отражая кинжальные удары французов сразили фашистских стервятни-ков. Четверка вернулась из разведки невредимой. Генерал Хрюкин встретил разведчиков на летном поле и ТУТ же вручил боевые награды: Серегину - орден Красного Знамени, Рессо - орден Отечественной войны 1-й степени.

Вскоре после этого капитан «Татьяна» стал майором, и называть Серегина этим романтическим именем как-то сами собой перестали. А песня о Татьяне звучала в полку «Нормандия-Неман» до окончания войны.

332 успешных боевых вылета совершил за годы войны наш земляк, уроженец села Ломинцево Василий Георгиевич Серегин.

- Путевку в небо мне дал комсомол, - не раз говорил он.

- Окончил семилетку, поступил в школу ФЗО. Потом работал на Тульском оружейном заводе. Войну встретил на Украине. Лично сбил 15 вражеских самолетов, 12 - в групповых боях.

На груди у бесстрашного советского аса - два ордена Ленина, шесть орденов Красного Знамени, орден Александра Невского, два ордена Отечественной войны первой степени. 23 февраля 1943 года Василию Георгиевичу Серегину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ныне Василий Георгиевич живет в Гомеле. Как священную реликвию, хранит он книгу «Нормандия-Неман». Еще в 1961 году в Париже ее подарил Серегину его боевой друг, однополчанин Рессо. Василий Георгиевич - почетный гражданин Парижа. На титульном листе книги Рессо с присущим ему истинно французским юмором написал «Боевому другу капитану «Татьяне».

- В. НИКОЛАЕВ, работник п-о «Азот», выпускник Ломинцевской средней школы.

- Знамя коммунизма. - 1984. - 6 сент. - С.3.

zvezdochka

- Пригодич Н.Высший пилотаж и вынужденная посадка Героя Серегина / Н.Пригодич // Гомельская прауда. - 2008. - 8 мая- С.5.

ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ и вынужденная посадка ГЕРОЯ СЕРЕГИНА

Жизнь Василия Георгиевича была слишком щедрой на события: судьба и благоволила ему, и била его нещадно. В свое время он был удостоен внимания Василия Сталина и генерала де Голля. Казалось, впереди радужные перспективы. Но в мирное время трагедии сыпались на бесстрашного летчика одна за другой. Он пережил жену, троих сыновей и геройски погибшего внука. Пропажу боевых наград, фронтовых снимков и ценных документов связывают с именем его дочери. Герой Советского Союза Серегин умер в 81-летнем возрасте. Последние лет 20 своей жизни наш земляк не появлялся ни в школах, ни в музеях. Вероятно, поэтому вокруг его имени до сих пор много домыслов…

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ УНИКАЛЬНОЙ БИОГРАФИИ

Командир героической эскадрильи, входившей в состав знаменитого полка “Нормандия-Неман”.

На его личном счету 332 боевых вылета. В 35 воздушных боях сбил 16 самолетов противника и в группе — 8.

Был весельчаком и балагуром, любил играть на аккордеоне и петь песни. Чаще всего однополчане просили его исполнить песню о Татьяне. Французу Риссо, который летал с Серегиным крыло в крыло, сложно было произносить русскую фамилию. Однажды он шутя назвал своего друга “капитаном Татьяной”. Новое прозвище настолько прижилось, что стало позывными летчика…

Награжден двумя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды. Удостоен звания Героя Советского Союза.

Будучи уроженцем Тульской области, по окончании войны местом постоянного проживания выбрал Гомель.

Его часто приглашали на различные торжества в Минск, Москву и Париж. Однажды он был гостем на торжественном приеме генерала де Голля в Президентском дворце во Франции. Несмотря на официальный статус этого мероприятии, на месте Серегина значилась табличка “Капитан Татьяна”.

В 1961 году в мэрии Парижа ему вручили диплом и медаль почетного гражданина Парижа.

Соболезнование мэра Парижа Жана Тибери, которое пришло на имя председателя Гомельского горисполкома вскоре после смерти легендарного летчика, хранится в Музее военной славы.

СЕГОДНЯ, 8 мая, по решению Гомельского облисполкома (по ходатайству областной организации Белорусского общественного объединения ветеранов) на доме № 8-б по улице Портовой, в котором жил Василий Серегин, В ЧЕСТЬ ЛЕГЕНДАРНОГО ГЕРОЯ БУДЕТ УСТАНОВЛЕНА МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА.

О Василии Серегине написано немало публикаций. Пик их пришелся на 60-е годы и год его смерти — 1996-й. В сталинское, военное время его фамилия звучала в сводках Совинформбюро. Крыло в крыло с “нормандцами” дралась на советских “яках” и шестерка советских летчиков-истребителей под командованием Серегина. В воздушных боях против фашистских “юнкерсов”, “фоккеров” и “мессершмиттов” русские и французские пилоты неоднократно подтверждали боевое мастерство. Подроб нее об этом можно прочесть в книге “На высотах мужества”, написанной фронтовиком, генерал-майором авиации Федором Гнездиловым. Бесстрашию штурмана эскадрильи автор посвятил немало волнующих страниц. С теплотой и почтением упоминают о Василии Серегине и другие мемуаристы.

В период хрущевской оттепели ветеран войны был любимцем журналистов. Снимки, сделанные уже во время его послевоенных встреч с французами-однополчанами, украшали газетные полосы. Тогда, в шестидесятые годы, Василий Серегин с удовольствием принимал приглашения школ, вузов, трудовых коллективов, рассказывал о легендарном полке “Нормандия-Неман” и о своем героическом прошлом. “К 50-летию Вооруженных Сил у Серегина особенно много приглашений. Его ждут в клубах, на предприятиях, в школах”.

Эта заметка датирована 1968-м. Мы еще вернемся в этот период его жизни, по некоторым данным ставший своеобразной точкой отсчета для полковника запаса Серегина. Во время подготовки этого материала мне довелось пообщаться с людьми, которые были в ту, счастливую для Василия Георгиевича пору школьниками и помнят его ярким рассказчиком, бодрым, энергичным. Тогда его биография была безупречной.

Потом наступило затишье. Годы брежневского застоя совпали с упорным нежеланием Василия Георгиевича общаться с прессой. Даже заезжим московским журналистам он не открывал двери своей квартиры. Позже журналисты это молчание связывали исключительно с семейными проблемами. Но, на мой взгляд, все не так уж однозначно. Нелады в семье Ва силия Георгиевича имели место, но они начали проявляться гораздо позже и затягивались с каждым годом все туже и туже, — да так, что разрубить узел уже не представлялось возможным.

Установить точную дату ухода Серегина “в тень” мне, к сожалению, не удалось. И все же возьму на себя смелость высказать еще одну, ранее не звучавшую версию.

Когда я спросила у Татьяны Шода, главного хранителя музейных фондов Дворцово-паркового ансамбля Румянцевых и Паскевичей, каким она запомнила Героя Советского Союза Серегина, она ответила, что ни разу в жизни не видела Василия Георгиевича. Невероятно! Ведь Татьяна работает в музее с 1976 года! И все эти годы постоянно организовывались встречи ветеранов Великой Отечественной войны с юными посетителями. Как же так?! — моему удивлению не было предела. Такая яркая легендарная личность, такой общительный, открытый, веселый человек и за 20 лет ни разу не появился в музее!

— Поначалу меня это тоже удивляло, — вспоминает Татьяна Шода. — Помню, как я высказала это Николаю Семеновичу Царькову, который занимался в музее темой советского периода, в том числе и Великой Оте- чественной войны. Он вел телеальманах “Слава”, часто встречался с ветеранами. “Мы рассказываем о такомукрасивом летчике Серегине, показываем его фотографии, почему бы не пригласить его к нам на встречи?” — поинтересовалась я как-то. “А он не пойдет”,— уверенно ответил Николай Семенович. И рассказал об истории, которая произошла с Серегиным в 1968 году во время трансляции “Голубого огонька”. Это было первое прямое включение Гомельского телевидения с выходом на Москву. В только что построенном ресторане “Беларусь” за столиками собрались гости, в том числе и Василий Серегин. Когда очередь дошла до его представления, все регалии легендарного летчика и заслуги перед Отечеством прозвучали… под другой фамилией (!!!). “У нас в студии Герой Советского Союза…” — это было что-то созвучное, но совершенно чужое — типа Сергеев. Николай Царьков рассказал о том, что это не было случайностью, якобы сверху пришло указание не озвучивать в эфире фамилию Серегин, и связано это было с недавней гибелью Юрия Гагарина.

А теперь давайте окунемся в тот период и немного порассуждаем. “Голубой огонек” был невероятно популярен и собирал у телеэкранов всю страну. Трансляции велись из разных уголков СССР. Вероятно, когда Васи- лий Георгиевич собирался на эту встречу, очень волновался и радовался: ему выпала редкая возможность показать себя фронтовым товарищам, которых судба разбросала по всему необъятному Союзу.

Тем временем жизнь уже написала свой сценарий. Люди старшего поколения наверняка помнят, как в том же 1968 году 30 марта провожали в последний путь двух погибших в авиакатастрофе героев — Юрия Гагарина и Владимира Серегина (однофамильца Василия Георгиевича). В стране был объявлен траур, речи на траурной процессии произносили высокопоставленные члены Политбюро. Гибель первого космонавта, обстоятельства которой долго скрывались, породила множество различных слухов. С тех пор минуло уже 40 лет, но интерес к этой трагедии не иссяк. Так что совершенно понятно, почему в ту пору, когда только об этом и говорили, “летчик Серегин” в праздничной популярно-развлекательной программе был чем-то инородным.

Всплеск интереса журналистской братии к легендарному летчику пришелся на 1996 год — год его смерти. Именно в дни похорон стало известно о таинственном исчезновении 15 боевых орденов, двух настольных медалей “Почетный гражданин Парижа” и “В честь боевых действий полка “Нормандия-Неман”. Если уникальные награды Серегина осели в частной коллекции какого-нибудь ценителя — это еще полбеды. Но ведь их могли перекупить с целью наживы и даже не поинтересоваться, кому и за какие заслуги они принадлежат.

К величайшему сожалению, из-за сложившейся жизненной ситуации Василия Георгиевича Серегина, человека с уникальной судьбой, в музейных фондах практически нет материалов о нем. Лишь добротные статьи и заметки сомнительного характера. В период гласностии демократии мы узнали об отважном летчике много “нового”. Некоторые мои коллеги явно переусердствовали. Может, и не стоило бы заострять на них своего внимания, но заметки уже вошли в историю. Игнорирование было бы равносильно молчаливому согласию. К примеру, один из авторов уверяет, что в прессе не было ни одного некролога о смерти Василия Серегина. По крайней мере, один так уж точно был. В “Гомельскай праўдзе”, причем заверстаный так, что пропустить его практически невозможно, и подписан представителями областной и городской власти. Другой автор утверж- дает, что Василий Серегин… и вовсе не был летчиком, причисляет его к “техническому персоналу”. Полнейший абсурд! Сколько угодно подтверждений героическому военному прошлому Серегина. Достаточно заглянуть в краткий биографический словарь “Герои Советского Союза”, который формировали Министерство обороны СССР, главное управление кадров Института истории и центральный архив. Да и в различных мемуарах его фамилия фигурирует достаточно часто.

К тому же, Василий Серегин — единственный из граждан Беларуси, кто удостоен звания почетного гражданина города Парижа. За красивые глаза и веселый нрав такого звания не удостаивают.жденн

СПРАВКА “ГП”

“Нормандия-Неман” - истребительный французский авиационный полк, воевавший во время второй мировой войны против немецко-фашистских войск на советско-германском фронте в 1943 -1945 годах.

По французской традиции, победитель возвращается домой с оружием, которым он поразил врага. 20 июня 1945 года французские летчики на 41 боевом самолете Як-3, переданном Советским Союзом в дар Франции, отбыли на родину . В составе ВВС Франции и России по сей день существуют военно-авиационные подразделения, носящие имя “Нормандия-Неман”.

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

СЫН

Валерий в милиции прослужил 25лет. С первых дней Чернобыльской трагедии выезжал в длительные коман- дировки в деревню Бабчин Хойникского района. Майор милиции Серегин скончался 30 октября 1993 года от заболевания, связанного с ликвидацией последствий катастрофы на ЧАЭС. Ему было 46 лет.

ВНУК

Эдуард прослужил в милиции неполных два года. Сохраняя жизнь мирных граждан, был убит наемным убийцей в перестрелке. Он навечно зачислен в списки отдельного батальона патрульно-постовой службы милиции при областном УВД. В честь сержанта Эдуарда Серегина названы средняя школа № 28 в Гомеле, в которой он учился и в которой работает его мать, отряд добровольной дружины ГГТУ имени П. О. Сухого. Сержант милиции Серегин погиб 27 ноября 1993 года, через 28 дней после смерти своего отца. Ему было 24 года.

ПРАВНУК

Артем окончил Минское суворовское военное училище. Бережно хранит в душе память о трех геро- ических Серегиных. Можно сказать, что в течение 8 лет Артем связан с армией. Шесть лет учебы в военном училище плюс два года в Могилевском колледже МВД. Курсант Серегин говорит, что прадед, дед и отец всегда были и будут для него примером в жизни.

Разыскать Наталью Михайловну Серегину, невестку Героя Советского Союза, не составило труда. С мужчинами ее жизни я знакомилась по фотографиям. Каждый из них достоин отдельной публикации. Держу в руках рисованный портрет Василия Георгиевича, который хочется рассматривать в деталях. Открытое лицо, добрый взгляд — именно таким я его и представляла. На стенах в рамках фотографии мужа Валерия и сына Эдуарда. Особенно трогает та, где Валерий вместе с маленьким еще Эдиком — теплый фрагмент другой, безмятежной и счастливой жизни. Когда все еще были живы. А вот снимок улыбающегося парня в камуфляже

— это Артем, внук. Теперь в нем весь смысл ее жизни.

— Наталья Михайловна, а вы помните свою первую встречу с Василием Георгиевичем? — спрашиваю.

— Да, мой отец, заслуженный строитель БССР, получил квартиру в доме 8-б по улице Портовой. Тогда этот дом только построили. Одновременно с нами вселилась и семья Серегиных. Мы оказались соседями по площадке. Мой отец был с ним очень дружен. Василий Георгиевич был прекрасным семьянином и удивительным рассказчиком. Был красив, пел замечательно, иг рал на аккордеоне и гитаре — он талантлив от природы...

Вот и сослуживцы Серегина по областному объединению “Текстильшвейобувьторг”, где он работал в послевоенные годы, говорили мне о его вокальных данных. До последних дней Василий Георгиевич не утратил этой своей способности.

— В 1994 году мы возили большую группу ветеранов войны на праздник в Минск, — рассказывает председатель областной организации ветеранов Михаил Васильевич Игнатенко. — Василий Серегин был в составе этой группы. Мы сделали остановку в Красном Береге, чтобы отдохнуть. Шли по аллее, кто-то играл на баяне, а он пел. Какой у него голос! Душу волнует — приятный, проникновенный.

То, что фронтовик перестал публично выступать, вовсе не значит, что он обрек себя на вынужденное одиночество. Скорее всего, это было твердым решением сильного человека. Один за одним умирали его сыновья. Несложно представить, что при этом испытывал человек, вышедший живым из фронтового ада. Поневоле вспоминаешь сказанное Татьяной Шода: “Кажется, ангел-хранитель, который сопровождал его в военные годы, отвернулся в мирное время…” Но, несмотря на трагедии личного плана, ветеран не озлобился и не жаловался на судьбу. Все эти годы Василий Серегин по-прежнему общался с ветеранами войны, в частности с Героем Советского Союза Григорием Кирилловичем Денисенко. Много лет переписывался с французами-однополчанами. По воспоминаниям коллег, был приятным собеседником. Близким людям рассказывал, что ему снятся полеты.

— Василий Георгиевич обладал чувством юмора. Иногда полушутя говорил: “Меня государство похоронит”. Так и вышло, — в голосе Натальи Михайловны печаль. —Меня все время мучает совесть, что в тот момент, когда скончался Василий Георгиевич, меня не было в Гомеле. Тогда свежа еще была рана из-за потери мужа и сына, и мне сложно было находиться в квартире, где все напоминало о них. В августе у меня был отпуск, и я отправилась в Петербург. Когда умер мой отец, Василий Георгиевич пришел проводить его в последний путь. Вместе мы хоронили его сына, моего мужа, Валерия. В ту страшную ночь Василий Георгиевич и Эдик всю ночь сидели, держась за руки. Когда Эдик погиб, дед пришел хоронить внука, а получилось — я его не проводила в последний путь… Похоронили Василия Георгиевича 12 августа, а я вернулась домой только к концу месяца. О его смерти узнала из газет. Было больно вдвойне, когда читала заведомую ложь об этом достойнейшем человеке. Было желание судиться с некоторыми авто- рами, на этом настаивали и знакомые, которые хорошо знали Василия Георгиевича, ноне хватило душевных сил. Думаю, время все расставит на свои места…

Легендарного летчика со всеми почестями похоронили городские власти. Церемония прощания проходила в областном общественно-культурном центре. Были траурный митинг, почетный воинский эскорт, прощальные залпы…

Наталья Михайловна и по сей день живет в квартире своих родителей. А квартира Серегиных после размена принадлежит другим жильцам. Всем наследством и наследием ветерана войны бездумно распорядилась его дочь. Когда я узнала, что по ходатайству президиума совета областного объединения ветеранов на доме по улице Портовой будет установлена мемориальная доска Герою Советского Союза Василию Серегину, вдруг подумала: “Вся шелуха вокруг его имени с годами отпадет. Кажется, в жизни Серегина снова начинается светлая полоса…” Да-да, именно в жизни! Потому что Герои обречены на Вечную Жизнь…

СОВЕТСКИЙ АС ВТОРОЙ МИРОВОЙ. ТАКИМ МЫ БУДЕМ ЕГО ПОМНИТЬ

В субботу вы сможете увидеть фильм “Нормандия-Неман” о летчиках славной французской эскадрильи, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны в советском небе. Прототипом капитана Тарасенко, которого играет Николай Рыбников, стал наш земляк Василий Серегин.

Перед тем как сыграть эту роль, Николай Рыбников встречался с Василием Георгиевичем, чтобы перенять его привычки и манеру поведения. По режиссерской задумке любимец полка Тарасенко погибает, тогда как Василию Серегину удалось в этой смертельной ситуации выжить…

- Н.ПРИГОДИЧ

- Гомельская правда. - 2008. - 8 мая. - С.5.

zvezdochka

 

- Пригодич Н. Человек высокого полета / Н.Пригодич // Гомельская прауда. - 2014. - 30 янв. - С.4.

Человек высокого полета

В следующем году исполнится 100 лет со дня рождения гомельчанина Василия Серегина, который в годы Великой Отечественной был командиром героической эскадрильи в составе знаменитого полка “Нормандия-Неман”. Отважного летчика в Президентском дворце Франции принимал генерал де Голль. Более того, Серегин — единственный гражданин Беларуси, удостоенный звания почетного гражданина Парижа. Тем не менее последних лет 20 своей жизни Герой Советского Союза прожил в забвении. До сих пор остается неразгаданной тайна исчезновения его наград — 15 боевых орденов, редких медалей “Почетный гражданин Парижа”, “В честь боевых действий полка “Нормандия-Неман”.

Больше пяти лет назад, накануне дня Победы, в “Гомельскай праўдзе” была опубликована статья “Высший пилотаж и вынужденная посадка героя Серегина” (“ГП” за 8.05.2008 года),в которой рассказывалось о сложных жизненных перипетиях Василия Серегина. Вернуться к этой истории побудило письмо, полученное недавно по электронной почте.

Написала его Надежда Ахромова из Тульской области.

“Прочитала на вашем сайте статью о Герое Советского Союза Василии Георгиевиче Серегине, имя которого носит наша средняя школа № 22, — пишет Надежда. — В следующем году исполняется 100 лет со дня его рождения. Может, у вас есть фотографии Василия Георгиевича любого периода жизни? Мы планируем открыть мемориальную доску на школе с бюстом Василия Георгиевича. Уже нашли скульптора, но бедны фотографиями, особенно в профиль.

Живем мы в Тульской области в Щекинском районе в поселке Ломинцевский. Это в пяти километрах от села Ломинцево, где родился Василий Серегин и где жила его мама Евдокия Ильинична. Дом их еще цел, но живут там другие люди. Наш поселок был основан в 1953 году, а свое название получил в 1956 году по названию близлежащего села. Поселок шахтерский, но в настоящее время все шахты закрыты. Дети шахтеров первоначально ходили в школу в село Ломинцево. Со временем население увеличивалось и была построена школа в поселке. В селе осталась 9-летка. В 2011 году маленькая школа, где учился Василий Серегин, была закрыта.

В 2009 году мы начали готовить документы и поисковый материал об отважном летчике, чтобы к 65-летию Победы увековечить его имя. И уже через год нашей школе было присвоено имя Героя Советского Союза Василия Серегина. В школьном музее оформили экспозицию, посвященную Серегину. Материала, конечно, у нас маловато. Подлинников вообще нет. Но мы не теряем надежды. Два года назад познакомились с ветераном Великой Отечественной войны, летчиком Николаем Ивановичем Кульповым. Он воевал вместе с Василием Серегиным после Великой Отечественной в Корее. Был его штурманом. Теперь Николай Иванович наш частый гость. Он живет в Туле.

В 2012 году мы ездили в Москву на 26-й слет музеев “Нормандии-Неман”. Общались там с механиками этого авиаполка. Один из них очень хорошо знал Василия Георгиевича и кое-что нам рассказал о нем. Словом, обращаемся за помощью в сборе материала ко всем, но пока не так уж и густо. Мы разработали эскиз для значка, футболок, грамот. На школьной фор ме наших учеников — логотип с самолетом и именем Василия Георгиевича. Прошедшим летом к нам в гости приезжал француз — Франсуа Колено. Он также занимается сбором материала, только о французских летчиках.

Осенью 2013 года я со своими ребятами отдыхала в санатории “Случь”, и там мы познакомились с ребятами из Гомеля, которые учатся в средней школе № 28 имени Серегина. Сначала подумали, что идем в одном направлении. Оказалось, эта школа носит имя геройски погибшего от бандитской пули в годы перестройки Эдуарда Серегина, внука Василия Георгиевича.

Что касается снимков, то музей Великой Отечественной войны в Минске прислал нам копию единственной фотографии Серегина. Мы выходили и на французское посольство. Неужели, когда Шарль де Голль принимал “капитана Татьяну” в Версальском дворце, не было сделано ни одной фотографии? Верится с трудом”.

В архиве “ГП” аналогичная ситуация с фотографиями Василия Серегина. Мы выслали в Тульскую область имеющиеся у нас снимки. Перед этим на всякий случай связались с невесткой Василия Серегина, которая живет в Гомеле, и передали ей просьбу руководителя школьного музея Ломинцевской средней школы № 22.

— К сожалению, документальные архивы и награды Василия Георгиевича, об исчезновении которых стало известно в день его похорон, так и не найдены, — сказала Наталья Серегина.

Напомним некоторые факты героической биографии Василия Серегина, который был уроженцем Тульской области, но по окончании войны местом постоянного проживания выбрал Гомель: командир героической эскадрильи, входившей в состав знаменитого полка “Нормандия-Неман”, на личном счету 332 боевых вылета. В 35 воздушных боях он сбил 16 самолетов противника, в группе - 8. Награжден двумя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды. Удостоен звания Героя Советского Союза.

По воспоминаниям очевидцев, Василий Серегин был весельчаком и балагуром, любил играть на аккордеоне и петь. Чаще всего однополчане просили его исполнить песню о Татьяне. Французу Риссо, который летал с Серегиным крыло в крыло, сложно было произносить русскую фамилию. Как-то шутя он назвал своего друга “капитаном Татьяной”. Новое прозвище настолько прижилось, что стало позывными летчика.

По окончании войны Василия Серегина часто приглашали на различные торжества в Минск, Москву и Париж. Однажды он был гостем на торжественном приеме генерала де Голля в Президентском дворце во Франции. Несмотря на официальный статус этого мероприятия, на месте Се- регина значилась табличка “Капитан Татьяна”. В 1961 году в мэрии Парижа ему вручили диплом и медаль почетного гражданина Парижа. После смерти легендарного летчика на имя председателя Гомельского горисполкома пришло соболезнование от мэра Парижа Жана Тиберии.

В 2008 году в Гомеле на доме № 8-б по улице Портовой установлена мемориальная доска в честь Героя Советского Союза Василия Серегина.

- Н.ПРИГОДИЧ

- Гомельская правда. - 2014. - 30 янв. - С.4.

zvezdochka

- Рогачева Н. Цветы «капитану Татьяне» / Н. Рогачева // Щекинский вестник. - 2014. - 16 мая. - С.4.

Цветы «капитану Татьяне»

В канун великого праздника Победы в школе № 22 состоялось торжественное открытие памятной доски в честь Героя Советского Союза Василия Георгиевича Серёгина, уроженца села Ломинцево.

Памятная доска была передана в дар школе Министерством образования и науки России совместно с общероссийской общественно-государственной организацией «Российское военно-историческое общество» в рамках проекта об установке мемориальных досок в честь Героев Советского Союза, Героев России, принимавших участие в Великой Отечественной войне и послевоенных конфликтах.

Почтить память героя-земляка пришли глава МО Щёкинский район Наталия Пилюс, ветераны войны Любовь Тихоновна Герасименко, полковник в отставке, механик первой эскадрильи 18-го гвардейского истребительного авиаполка Борис Миронович Цудиков, учащиеся и педагоги, местные жители.

Митинг открыла Наталия Пилюс:

- Мы с вами встречаемся здесь не в первый раз. Школе присвоили звание Героя Советского Союза Серёгина. Затем открыли памятные доски ребятам, которые погибли, выполняя свой интернациональный долг. Впереди - открытие ещё двух памятных досок. Люди, отдавшие жизнь за свою Родину, достойны уважения и почестей. Практически в каждой семье есть родственники - участники Великой Отечественной войны - ваши прабабушки и прадедушки, бабушки и дедушки.

Для того чтобы мы с вами в такой хороший день могли встретиться и вспомнить тех, кто отдал жизнь за Родину, отдавали жизнь наши соотечественники, земляки.

Ученики и преподаватели школы ведут поисковую деятельность. Во время работы в архиве им случайно попался наградной лист отца Наталии Николаевны, награждённого орденом Красного Знамени. Эту реликвию они передали ей на митинге. Наталия Николаевна поблагодарила за такой дорогой подарок, добавив:

- Огромное спасибо за наградной лист, я передам моей маме этот ценный для нашей семьи документ.

Борис Миронович Цудиков, механик первой эскадрильи 18-го гвардейского истребительного авиаполка, вспоминает:

- Мне очень повезло: после окончания авиашколы я попал в 18-й гвардейский истребительный, дважды Краснознамённый, ордена Суворова II степени, впоследствии ордена Почётного легиона, полк. Впоследствии ему присвоили звание «Нормандия-Неман». Служить в таком полку было очень почётно, особенно рядом с такими прекрасными, мужественными, красивыми людьми, как Василий Серёгин, который тогда был командиром третьей эскадрильи.

Война далась нам нелегко. Наш полк с начала войны потерял 49 лётчиков, 5 техников, 20 человек были ранены. Мы сбили 427 вражеских самолётов - это почти 10 немецких полков. Вот что значит мастерство, умение, храбрость.

Василий уважительно относился к людям - друзьям, техникам, механикам, а ещё прекрасно пел. Праздники мы отмечали всем полком. Второй Герой Советского Союза в нашей эскадрилье - Володя Баландин - играл на скрипке, Вася - на аккордеоне, а мы танцевали.

Почётное право открыть мемориальную доску в память о Герое Советского Союза Василии Георгиевиче Серёгине предоставили Наталии Пилюс и ветеранам Любови Тихоновне Герасименко и Борису Мироновичу Цудикову. После минуты молчания участники митинга возложили к памятной доске цветы.

Надежда РОГАЧЁВА

Герой Советского Союза Василий Серёгин родился в Ломинцево в 1915 году. Учился в фабрично-заводском училище, затем был направлен в Ульяновскую лётную школу.

С 1939 года - в Советской армии. Войну летчик Серёгин встретил на Днепропетровщине в составе 168-го истребительного авиаполка.

Его военная судьба неразрывно связана со знаменитым французским полком «Нормандия-Неман». Как одного из самых опытных лётчиков, Серёгина в 1944 году назначили штурманом авиаполка «Нормандия-Неман» в составе 33-й истребительной авиационной дивизии третьего Белорусского фронта. Крылом к крылу с французскими лётчиками он воевал до победы.

В свободное от боевых вылетов время Василий брал в руки аккордеон или гитару и пел. Чаще всего - свою любимую песню о радистке Татьяне: «Разлучались полночью туманною, уводила в бой меня звезда. Распрощались с Танею, с Татьяною, с Татьяною, не забыть её мне никогда». Затаив дыхание, слушали французы своего русского товарища. С Серёгиным в паре летал француз Риссо. Ему туго давалось произношение звания и фамилии командира. В шутку он и назвал своего друга «капитаном Татьяной». К удивлению многих, произносил он это довольно чисто. Новое имя прижилось и даже стало позывным... В шутку Василия стали называть «капитаном Татьяной».

В ходе войны гвардии майор Серёгин, легендарный «капитан Татьяна», совершил 332 боевых вылета, в 35 воздушных боях лично сбил 16 и в группе 8 самолётов противника.

В победном 45-ом Василий Гэоргиевич сопровождал в Париж оставшихся в живых «нормандцев», летевших на истребителях Як-9. В 1961 году за участие в совместных боевых действиях с французскими лётчиками из полка «Нормандия-Неман» президент Франции Шарль де Голль присвоил Василию Серёгину звание «Почётный гражданин Парижа». А в 1948 году Василий Серёгин был удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны Василий Георгиевич служил в Белорусском военном округе, а после увольнения в запас принимал активное участие в работе организации ветеранов Гомельской области. Ушёл из жизни в 1996 году.

 

-Щекинский вестник. – 2014. – 16 мая. – С.4.

zvezdochka

- С именем Героя: Память // Щекинский вестник. - 2010. - 11 сент. - С.2.

- Соколов Н. Память сердца / Н.Соколов // Коммунар. - 1978. - 27 июля.

- Соколова Т. Прощай, «Капитан Татьяна»: Наши земляки / Т.Соколова, Н.Васьков // Труд. - 1996. - 20 сент.; Щекинский вестник. - 1996. - 10 окт.

ПРОЩАЙ, «КАПИТАН ТАТЬЯНА»

БОМЖ

Жарким августовским днем нынешнего года в областном краеведческом музее раздался телефонный звонок. Между чиновником горисполкома и одним из сотрудников музея состоялся короткий диалог:

- Мы тут бомжа хороним, Героя Советского Союза. Нужны муляжи боевых наград. - А сколько их у него? - Ну, кроме Звезды - два ордена Ленина, один - Александра Невского, пять боевого Красного Знамени... Всего - пятнадцать.

Муляжей нашлось только пять. А умершим «бомжем» был 81 - летний командир эскадрильи знаменитого полка «Нормандия-Неман» Василий Георгиевич Серегин. Из поля зрения журналистов, общественности и властей он выпал около двадцати лет назад. Считанные единицы в среде ветеранов знали, что он еще живет на белом свете.

Вот почему неожиданный звонок из госпиталя ветеранов ВОВ многих застал врасплох, думали, умер давно. А тут еще пришла на прием к заместителю горвоенкома Ю.Бердникову младшая дочь Серегина - Жанна. Выложила на стол справку, что уже похоронила родителя, сильно поиздержалась, нужна, мол, материальная помощь. Тот был сильно озадачен, поскольку частичная организация похорон вменялась начальством лично ему, и он знал: тело находится в морге.

В конце концов выяснилось: справка оказалась липовой, добытой каким-то образом в Лоевском районе. Дочь хотела незаконно получить деньги на, увы, очередную попойку.

В последний путь Василия Георгиевича проводили за счет государства. Ритуал похорон Героя Советского Союза был соблюден полностью. Нес службу почетный караул. Звучал оркестр. Несли траурную вахту представители общественности. Речей на гражданской панихиде почему-то никто не произнес. Родственники в организации похорон не участвовали. Дочь в компании приятелей прибыла на кладбище, когда гроб опускали в могилу.

Самое странное заключается в том, что и по сей день никто толком не знает, откуда Серегин поступил в госпиталь. Квартира его оказалась давным-давно проданной, в паспорте стояла отметка о прописке в одном из сельсоветов все того же Лоевского района.

ПОИСК

Некрологов в центральной прессе Белоруссии по поводу смерти легендарного фронтовика, который за освобождение этой республики от фашистов множество раз ставил свою жизнь на карту, который именно здесь заслужил большинство своих наград - мы не обнаружили. В прессе перепечатали коротенькую заметку, появившуюся в одной из гомельских газет.

Чтобы узнать о судьбе любимца полка «Нормандия - Неман», личного друга де Голля, пришлось обратиться в областной краеведческий музей и республиканский музей Великой Отечественной войны Нас ждало глубокое разочарование: несколько пожелтевших вырезок из газет 20 - 30-летней давности, ряд любительских снимков очень низкого качества...

Создалось впечатление, что судьба еще со времен войны решила заслонить от потомков образ и облик Серегина. Возьмем немно-гочисленные фотодокументы. Вот Василий Георгиевич сидит с боевыми друзьями у костра. Все лица различимы отчетливо, а лицо «капитана Татьяны» едва проглядывает сквозь дым.

Вот он танцует в кругу французских летчиков - лицо опущено вниз.

Еще снимок. Командир эскадрильи ставит боевую задачу подчиненным. Сфотографирован кем-то перед строем в профиль. Лица разобрать невозможно.

Открываем книгу «Герои Советского Союза» («Воениздат», Москва, 1988 год). На странице 446 краткая биографическая справка о Серегине, в которой говорится, что родился он в крестьянской семье в 1915 году. Место рождения - д.Ломинцево (нынешний Щекинский район) Тульской губернии. Перед войной закончил Чкаловское авиационное училище. Первый бой принял под Одессой. И ни одного слова о том, что этот прославленный ас - один из самых блестящих в полку «Нормандия - Неман». Будто он там и службу не проходил.

На той же странице обнародована целая галерея портретов фронтовиков. В анфас. Изображения четкие. По каждому, что называется, можно характер угадывать. Единственный, кто смотрит со снимка на читателя, как сквозь дымку тумана, - Василий Георгиевич.

В давних публикациях мы вычитали, что у Серегина был богатейший личный архив, отражавший его судьбу, судьбу товарищей, родного полка в годы сражений и мира. Архив исчез бесследно. Как и все до одной награды. Так что муляжи орденов накануне похорон разыскивались не случайно.

И все-таки буквально по крупицам кое-что нам удалось выяснить. Но, подчеркиваем, очень немногое.

«КАПИТАН ТАТЬЯНА»

Судя по снимкам, Серегин был невысокого роста, широкоплеч, черты лица, взгляд чем-то неуловимо напоминают молодого Николая Рыбникова. Летчика делала чертовски привлекательным роскошная шевелюра. А еще он был веселый и дружелюбный. Отменный гармонист. В свободные от полетов часы брал в руки инструмент и запевал песню о радистке Татьяне, решившейся погибнуть, но не сдаться в плен. Затаив дыхание, слушали французы и русские проникновенные слова:

...Разлучились ночью туманной.

Уводила в бой меня звезда.

Распрощались с Танею, Татьяной

- Не забыть ее мне никогда...

Песня звучала очень часто, брала за живое. Вскоре она была на устах у всех и фактически стала гимном полка. С Серегиным в паре летал Йозиф Риссо. Ему почему-то туго давалось произношение фамилии капитана. В шутку он и назвал своего друга «капитаном Татьяной». В ответ Серегин стал называть Риссо Костей. Новые имена прижились. И даже стали позывными воздушных асов. После войны Василий Георгиевич сопровождал «Костю» в Париж. Все оставшиеся в живых «нормандцы» летели на истребителях «ЯК- 9», которые подарило Франции советское правительство. Генерал де Голль в честь героев дал в президентском дворце тор-жественный обед. Место Серегина за банкетным столом оказалось аккурат напротив главы государства. На стуле висела табличка: «капитан Татьяна». Хотя уже давно он носил погоны майора.

НЕУЯЗВИМЫЙ

Если в кругу летчиков Серегин был душой коллектива, любимцем, то к врагу он питал чувство ненависти, в боях отличался абсолютным бесстрашием и дерзостью. При освобождении Белоруссии, когда в небо поднимался «капитан Татьяна», среди немецких летчиков царила настоящая паника.

По одним данным, хранящимся в областном музее, за годы войны Василий Георгиевич совершил свыше пятисот вылетов и сбил 34 самолета противника. По другим, обнародованным в упомянутом выше воениздатовском сборнике, эти цифры выглядят несколько скромнее, но различаются не очень сильно. Сегодня неважно, какой тут просматривается «плюс» и какой «минус». Важно, что он - сбивал, а его фашисты не достали ни разу. О таких, как Серегин, его однополчанин, Герой Советского Союза Марсель Лефевр писал родным: «Они сражаются с яростью и притом умно, не теряя головы, когда видят врага близко. Мне нравится в русских их холодная ярость в бою».

Вспоминая о погибшем друге, Серегин часто повторял, что Марсель для него навсегда останется молодым. «Я очень переживал, когда его сбили».

Впрочем, один раз «капитана Татьяну» все-таки сбили. Свои. И не кто иной, как Риссо.

Тот, кто смотрел фильм «Нормандия - Неман», должен помнить эпизод, когда молодой пилот Шароди по ошибке сбивает машину капитана Тарасенко, который согласно сценарию погибает.

Ну, так вот: основой этого сюжета стал действительный случай. Василий Георгиевич вспоминал о нем так: «Возвращаюсь из разведывательного полета. На подлете к линии фронта набираю максимальную высоту, чтобы не достали вражеские зенитки. Вижу, прямо по курсу свечкой ушел в облака «ЯК». Ну, думаю, кто-то из наших находится в свободном поиске. «Ястребок» этот меня и «нашел», прошив пулеметной очередью крыло. Еле я за линию фронта перевалил и сразу же выпрыгнул с парашютом. Приземлился неудачно: ударился спиной о дерево. Долго в госпитале валялся...»

Прообразом капитана Тарасенко как раз и был Серегин. Шароди - это лейтенант Риссо.

Впоследствии «Костя» с лихвой «отработал» свой промах, чуть не стоивший командиру жизни. Дело было в 1944 году при освобождении Белоруссии. В один из дней Серегина вызвали к «бате» - командующему первой Воздушной армией Тимофею Тимофеевичу Хрюкину. Четверке истребителей была поставлена задача: в схватки с противником не вступать, разведать, какая техника базируется на аэродромах под Минском, Борисовом и Оршей. Они считали и разглядывали эту технику, пролетая над фашистскими аэродромами под шквальным огнем на очень небольшой высоте. Чтобы наказать русских, немцы послали вдогонку им шестерку «мессеров». Боя избежать не удалось. И если бы не Риссо, который вовремя предупредил Серегина об опасности и подстраховал его, командир вряд ли вернулся бы на базу.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Жаль, очень жаль, что не сохранились архивные бумаги «капита¬на Татьяны». Многое бы прояснилось в судьбе этого человека. Да и не только его. Нам остается только констатировать, что после войны служил он в Белорусском военном округе. В 1959 году ушел в запас в звании полковника. Потом работал завскладом на обувной фабрике «Труд», экспедитором на областной универсальной базе. Выезжал, когда приглашали, на различные торжества в Минск и Москву. Несколько раз был в Париже, который в 1961 году сделал его своим Почетным гражданином. В меру сил участвовал в патриотическом воспитании молодежи.

Трагедия ждала бывшего фронтовика не на этом поприще, а в родной семье. Сначала семья (жена и четверо детей) жили в хорошей четырехкомнатной квартире, почти в центре города. Дети подросли - жилье разменяли на две двухкомнатные. А дальше все покрыто мраком бытия.

Известно только, что от водки и от различных болезней поочередно у Серегина умерли жена, трое сыновей. Некоторое время назад в схватке с бандитами погиб его внук - работник МВД. Пьет дочь. В начале этого очерка мы уже подчеркивали: когда Серегин жил в квартире, кое-кто еще знал о нем, помнил его. Где он обретался в последние годы - пока неизвестно. Сам ветеран об этом уже не расскажет. Прощай, «капитан Татьяна». И прости, если можешь, всех нас за наше беспамятство.

 

Т.СОКОЛОВА, Н. ВАСЬКОВ.

- Труд. - 1996. - 20сент.; Щекинский вестник. - 1996. - 10 окт. - Знамя коммунизма. - 1966. - 21 сент. - С.2-3.

zvezdochka

- Тимофеева Е. «Капитан Татьяна»: Пока жива память / Е.Тимофеева // Щекинский вестник. - 2010. - 18 сент.

- Тимофеева Е. Увековечить имя Героя / Е.Тимофеева // Щекинский вестник. - 2010. -12 июня.

Увековечить имя Героя

Состоялось десятое, очередное заседание Собрания представителей Щекинского района. Депутатами было принято решение по вопросу «Об утверждении порядка проведения обязательной публичной независимой экспертизы проектов решений Собрания представителей в области бюджетной и налоговой политики в МО Щекинский район». Решение принято в целях реализации плана мероприятий, предусмотренных программой реформирования финансов МО Щекинский район на 2009-2010 годы и в соответствии со ст. 42 Устава МО Щекинский район. Своим решением Собрание представителей утвердило порядок формирования обеспечения, размещения, исполнения и контроля за исполнением муниципальных заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для муниципальных нужд Щекинского района.

Был принят также ряд решений по вопросам приватизации имущества муниципального образования. Депутатами Собрания представителей было рассмотрено обращение администрации и совета муниципального учреждения Ломинцевская средняя школа № 22, об увековечении памяти Героя Советского Союза Василия Георгиевича Серегина и присвоения его имени школе. Собрание представителей, рассмотрев данное обращение, решило присвоить муниципаль¬ному образовательному учреждению «Ломинцевская средняя школа № 22» имя Героя Советского Союза Василия Георгиевича Серегина.

Глава МО Щекинский район Н. Н. Пилюс предложила для увековечивания памяти щекинцев - Героев Советского Союза назвать некоторые улицы города именами героев. И в год 65-й годовщины Великой Победы необходимо продолжать эту работу.

- Е.Тимофеева.

- Щекинский вестник. - 2010. - 12 июня.

zvezdochka

Титов Р. «Капитан Татьяна»: от Кирова до «Аллеи МиГов» / Р.Титов //Родина. - 2013. - №8. - С.38-39.

 

Корейская война - пожалуй, самый «горячий» эпизод холодной войны. В начале 1950-х годов в небе над Кореей за чужую землю насмерть сражались русские и американские лётчики на новейших истребителях, а отнюдь не корейские рабочие и крестьяне.

МИРНОЕ НЕБО ВЯТКИ

Одним из легендарных лётчиков войны в Корее стал Василий Георгиевич Серёгин — человек, которого многое связывало с Вятской землёй, хотя он родился далеко от этих мест, в селе Ломинцево Тульской области. Мальчишку, как и многих подростков тех лет, тянуло в небо. После окончания десятилетки Серёгин поступил в фабрично-заводское училище, а затем пошёл в аэроклуб. Времена были спокойные, поэтому укреплять лётные навыки Серёгин решил по линии «мирного неба»: поступил в школу лётчиков-инструкторов гражданского воздушного флота, после окончания которой был отправлен работать инструктором-пилотом в Киров.

Василий Серёгин работал в кировском областном аэроклубе, поставив «на крыло» многих будущих асов, раскрывших свои лётные навыки несколькими годами позже, в годы Великой Отечественной войны. Цифры говорят сами за себя: восемь воспитанников клуба были удостоены звания Героя Советского Союза. Воспитанниками клуба в годы войны было укомплектовано целых два авиаполка, сражавшихся на самолетах ПО-2. Особенно кировчане отличились на труднейшем Ленинградском фронте.

Но это было позже, а в мирные 1930-е после полетов Василий Серёгин любил перекинуться парой слов с мальчишками, слетавшимися из окрестных деревень к забору аэроклуба поглазеть на пилотов и парашютистов. Киров ему нравился, в часы досуга Серегин любил гулять по старым улочкам в щегольской лётной форме... Но мечтам о мирной жизни не суждено было сбыться: на дворе был уже 1939 год, пылала Испания, где на стороне республиканцев сражались советские бойцы, Германия захватила Польшу, началась Советско-финская война... Василий Серёгин, расставшись с гражданской авиацией и полюбившимся Кировом, поступил в Чкаловское военно-авиационное училище, где лётчиков в ускоренном режиме обучали искусству ведения воздушного боя.

«КАПИТАН ТАТЬЯНА» ИЗ «НОРМАНДИИ-НЕМАН»

Сразу после нападения фашистов на СССР Василий подал рапорт с просьбой отправить его на фронт. Спустя всего несколько дней в составе 168-го истребительного авиаполка он уже сражался с матёрыми немецкими асами в небе над Одессой.

Фронтовые друзья вспоминали, что Серёгин был потрясающим гармонистом и баянистом, это была его вторая страсть после неба. Говорят, однажды в ГУМе капитан ВВС попросил его помочь выбрать хороший инструмент. Серёгин показал на баян, который, по его мнению, был лучшим, и, чтобы подтвердить это, растянул меха и сыграл такой номер, что в соседних отделах зазвенела посуда, а люди сбежались послушать со всего универмага. Самой любимой его песней было произведение из ре пертуара Петра Лещенко «Татьяна, ты помнишь дни золотые...», это был его в коронный номер, за который лётчики, воевавшие с Серегиным, прозвали его «капитаном Татьяной».

На переломе войны Василия Серёгина, уже опытного летчика-истребителя, посылают в знаменитый полк «Нормандия-Неман», созданный при участии генерала Шарля де Голля. Всего за годы войны Серегин совершил 332 успешных боевых вылета, количество сбитых им фашистов разнится от источника к источнику — либо 24, либо 27. Он во шёл в список советских асов лётчиков, сбивших не менее 20 самолетов противника, а позывной «капитана Татьяны» наводил ужас на врагов, встречавших истребитель Василия Серёгина в воздухе.

Лишь однажды Серёгин был сбит, но, как принято говорить у военных, «дружественным огнём»: его самолёт попал в перекрестье прицела друга и напарника по вылетам француза Жозефа Риссо. Этот эпизод войны попал в фильм «Нормандия-Неман», а сам Серёгин стал прообразом капитана Тарасенко.

За воинскую доблесть он был награждён двумя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны и Красной Звезды. Но вот главная награда, Звезда Героя, была присуждена ему позже.

Дело в том, что Василий Серёгин был крутого нрава, за острым словом в карман не лез, воевал с полной самоотдачей, так же и отдохнуть любил — с куражом и песнями. Как часто бывает, веселье ему нередко выходило боком: много раз Серёгина представляли к Звезде Героя, но представления постоянно задерживали.

По окончанию войны русские лётчики совместно с французами перегнали во Францию истребители «Як-9», подаренные советским правительством освобождённой стране. Серёгин в тот рейс летел вместе с «кровником» Жозефом Риссо до самого Парижа, где генерал де Голль дал торжественный обед в честь героев войны. Василий сидел за столом напротив великого генерала, а на его банкетном стуле висела табличка «капитан Татьяна»... Василию Серегину за воинские заслуги и героизм был присвоен титул почётного гражданина Парижа.

А вот Звезду Героя Серёгину удалось получить лишь задним числом. 7 ноября 1947 года, в день годовщины Революции, над Красной Площадью пролетели тесным строем 100 боевых самолётов, один из них пилотировал герой нашего рассказа. После окончания парада всех участников пригласили на банкет в Кремль. Серёгин, слегка выпив для смелости, подошёл напрямую к генералу авиации Василию Сталину, сыну вождя, и сказал: «Товарищ генерал, у меня есть просьба. Прошу вернуться к рассмотрению моего дела о присвоении звания Героя Советского Союза». Лётчики из-за соседних столиков рассказали Сталину-младшему о подвигах Василия Серёгина. И вскоре награда нашла своего героя.

«АЛЛЕЯ МИГОВ» И СЕБАСТЬЯН ПЕРЕЙРА

Но после окончания Великой Отечественной Василию Серёгину не довелось долго пожить мирной жизнью: началась война в Корее, и лётчика-аса отправили в знаменитую «Аллею МиГов» - такое название американцы дали северо-западной части Корейского полуострова, где в небе подавляющего превосходства добились советские лётчики. Там, в небе далёкой страны, впервые схлестнулись в кровавой схватке на реактивных боевых машинах вчерашние союзники по антигитлеровской коалиции, русские и американцы. Именно с «Аллеей МиГов» связан один из самых ярких эпизодов и в жизни Василия Серёгина, и в Корейской войне в целом.

Однажды Серегину доверили испытать новый истребитель. Машина была только с завода, поэтому облётывать её можно было только командному составу. Серегин занимал высокий пост штурмана дивизии. Очевидцы вспоминали, что Василий взлетел, набрал почти предельные 11 тысяч метров, совершил маневр, спикировал почти до самой земли и на бреющем полёте, минуя все средства ПВО американцев, долетел до Сеула. Во время полета Серёгин обнаружил американскую военную базу и открыл огонь, по возвращению о случившемся не доложил начальству.

На следующий день мировая пресса вышла с заголовками «МиГи коммунистов ведут агрессивные действия», что привело в недоумение советское командование. Когда всплыл поступок Серёгина, его на словах похвалили, но с должности сняли, отправили простым штурманом наведения в другой полк. Когда Василий снова вернулся в родную часть, отрастив большую чёрную бороду, он прохрипел друзьям: «К вам прибыл торговец чёрным деревом Себастьян Перейра Негоро»...

В 1958 году уже в чине полковника Серёгин демобилизовался из рядов Вооружённых Сил и остался жить на Гомельщине, где служил последние годы. Он работал в областном тресте «Текстильшвейобувьторг» в должности завсклада и экспедитора, активно сотрудничал с ветеранскими организациями, был одним из создателей Гомельского центра военно-патриотического воспитания молодёжи. Ушёл из жизни легендарный ас в 1996 году, после трагической гибели внука. От мэра Парижа пришли официальные соболезнования в связи со смертью героя «Нормандии-Неман» и почётного гражданина французской столицы Василия Георгиевича Серёгина.

zvezdochka

Янежич А. Крылья / А. Янежич // Тула трудовая. - 1995. - №№ 8-11 (апр. - май).

 

Над молодой страной, из края в край, летел такой же молодой, всемобилизующий марш:

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор...

Нам разум дал стальные руки-крылья,

а вместо сердца - пламенный мотор!

Все выше, выше и выше

Стремим мы полет наших птиц.

И в каждом пропеллере дышит

Спокойствие наших границ!

Ленинский комсомол звал молодежь в авиацию. В областях, краях и даже районных центрах создавались аэроклуба и планерные школы, оборудовались аэродромы, поднимались парашютные вышки...

«Если завтра война, если завтра в поход - будь сегодня к походу готов!». Это не только песня, а и смысл жизни в то время, Советскую республику надо было учиться защищать. И парни, и девчата шли в авиацию. Этот массовый поход вдохновлялся и подкреплялся подвигами Волопьянова и Громова, Леваневского и Ляпидевского, Чкалова, Белякова и Байдукова, Осипенко, Гризодубовой и Расковой...

Первое в мире государство рабочих и крестьян обретало надежные крылья! В годы Великой Отечественной войны наша славная Тульская земля дала 245 Героев Советского Союза. 75 из них - летчики. Ивану Алексеевичу Воробьеву и Борису Феоктистовичу Сафонову это высокое звание присвоено дважды.

Бесстрашно сражались, закрывая землю и небо от врага, тульские соколы. Николай Алексеевич Васин, Александр Михайлович Лукьянов, Борис Григорьевич Пирожков, Иван Семенович Улитин повторили бесстрашный подвиг Николая Гастелло, таранив вражеских стервятников. Все они ушли в бессмертие!..

Многим, конечно, и повезло. Филипп Александрович Агальцов, дослужился до маршала авиации. Сергей Федорович Долгушин, Дмитрий Александрович Медведев, Николай Алексеевич Мусатов, Алексей Алексеевич Постнов, Николай Гаврилович Серебряков, Николай Александрович Токарев стали генералами.

Рассказывая о летчиках-туляках, нельзя не вспомнить легендарную харьковчанку Валентину Гризодубову, много сделавшую для становления Тульского аэроклуба.

Но особый разговор про полк «Нормандия - Неман», стартовавший с Тульской земли в огневое и героическое небо Великой Отечественной. Дело в том, что именно в эту часть после боев под Одессой был откомандирован наш земляк Василий Серегин - один из плеяды ломинцевских летчиков. Из этого щекинского села ушли в небо В. Г. Шмаревков, В. И. Бондарев, Д. Е. Киреичев... Серегиных было трое - Дмитрий, Василий и Иван. Один из них - Иван стал авиаконструктором, работал в знаменитом туполевском КБ, Дмитрий - летчиком-испытателем, а вот Василий - истребителем.

«ТАТЬЯНА»

Как-то возвратившись из очередного удачного полета, он взял нашу знаменитую, ярко инкрустированную речным перламутром «хромку», и запел:

Разлучились полночью туманною,

Уводила в бой меня звезда...

Распрощался с Танею, Татьяною, Татьяною

– Не забыть ее мне никогда, никогда!..

Французы слушали внимательно, сосредоточенно. Начали потихоньку подпевать. Песня росла и ширилась, потому что у каждого где-то была своя Татьяна!

Василий крепко подружился с отважными французскими летчиками. Они по-братски стали называть его «капитаном Татьяной», а песня превратилась в постоянной радиомаяк полка «Нормандия - Неман».

О боях-пожарищах, о друзьях-товарищах достоверно и проникновенно написал один из однополчан Серегина - Франсуа де Жоффр, который самолично сбил одиннадцать самолетов противника, за что награжден орденами Красного Знамени и «Отечественной войны I степени». В своей книге «Нормандия - Неман» автор рассказывает не только о боевом братстве французских и советских летчиков, а и о добросердечном гостеприимстве туляков; нашлось даже место, чтобы сообщить о шумной и счастливой свадьбе летчика Лорана с красавицей-тулячкой Ритой.

Как известно, по книге Франсуа де Жоффра у нас был снят одноименный фильм. Тот, кто смотрел его, наверняка помнит прекрасное исполнение Николаем Рыбниковым роли Тарасенко - «капитана Татьяны». Это и есть наш ломинцевский Василий. Кстати, киноактер без грима один к одному похож на Серегина. В кино, как вы знаете, он погибает. Но этот художественный домысел не очень далеко от правды. Василия в одном из боев действительно сбили. Машину до аэродрома дотянуть не удалось: заклинило рули управления. Он выбросился на лес с парашютом. Но очень поздно. Ударился о дерево, а затем и о землю. Его, почти бездыханного, подобрали пехотинцы. Скорый санитарный поезд домчал аж до Сибири!..

Здесь шла борьба не только за жизнь, но и за... возвращение на фронт. Серегин ни о каких сотрясениях и переломах слышать не хотел. «К жизни! В небо!! К друзьям!!!» - твердил он себе и окружающим, сжимая челюсти на тренировках...

— Татьяна! Наша Татьяна прилетела! - радостно кричали французы, увидев через три месяца шагающего с палочкой по летному полю Василия Серегина, которого все считали погибшим.

Французы любили его не только за открытую русскую душу, а и особенно за то, что тот знал, КАК летать. Вот только один пример.

НАДО БЫЛО провести воздушную разведку в глубоком тылу противника. Серегин посоветовал своим напарникам по заданию - русскому капитану Барахтаеву и французскому лейтенанту Рессо пересечь линию фронта на предельной высоте.

Зенитки противника молчали. «Мессеров» не поднимали, «Яки» приняли за своих. Углубившись на белорусскую территорию, занятую врагом, развернулись. И снизились лишь над Минским аэродромом. Засняли все, что было на взлетном поле и вокруг него. Пока немцы опомнились и, поняли, что к чему, наши «ястребки» взмыли в заоблочную высь и... легли курсом на Борисов.

— Не стрелять! Ни в коем случае не стрелять! - спокойно, но твердо повторял Василий.

Все обошлось тихо-мирно. Однако в небо над Оршей гитлеровцы сразу подняли двенадцать стер вятников-«мессеров». Рессо заметил их тут же, и предупредил командира.

- В бой не вступать! - скомандовал Серегин. - Делай, как я! - И пошел в пике. На бреющем отснял и этот, третий по счету, аэродром.

Немцы не ожидали такого дерзкого маневра. Авиаразведчики вернулись невредимыми, с прекрасными и такими необходимыми данными о противнике. Прямо на посадочной полосе их встречал генерал Хрюкин. По докладу оперативного дежурного он знал все подробности авиарейда. За смекалку и мужество тут же, на летном поле, вручил Серегину орден Красного Знамени, а Барахтаеву и Рессо - ордена Отечественной войны I степени.

Серегин старался быть примером. Отвоевав до конца, он совершил 322 боевых вылета. Сбил 15 вражеских самолетов лично и 12 в групповых боях вместе с французами. В орденах Красного Знамени, Александра Невского, Почетного Легиона и Креста за Освобождение Франции, что прикреплены к боевому знамени полка «Нормандия-Неман», есть и его, Серегина, кровный вклад. Он - Герой Советского Союза, кавалер двух орденов Ленина, шести - Красного Знамени, двух Красных Звезд, стольких же Отечественной войны I степени. Ему присвоили звание Почетного гражданина Парижа, а однополчанин Рессо подарил книжку «Нормандия-Неман». И хотя перед ним стоял подполковник, француз, улыбнувшись, написал: «Боевому другу - капитану Татьяне - с вечной любовью!»

Под огнем в погоду окаянную

Девичье лицо со мной всегда...

В бой лечу и я с Танею, Татьяною, Татьяною

- С нею мне и горе не беда, не беда!..

Василий Георгиевич Серегин, как и наш героический туляк Африкант Платонович Ерофеевкий, отработал до последнего. Он тоже был начальником аэропорта. Только не Тульского, а Гомельского.

Наверное, сейчас как раз к месту прочитать несколько весьма любопытных строк, отражающих атмосферу того времени, которые написал барон Франсуа де Жоффр, совершенно свободный от коммунистических идей, в своей книге «Нормандия-Неман».

5 июня в Центральном зале Дома Красной Армии состоялась торжественная церемония проводов французских летчиков. Все здание залито ярким электрическим светом. Грандиозный по размаху пышный банкет объединял советских и французских генералов, советских дипломатов вокруг присмиревшего, но упоенного радостью полка «Нормандия-Неман». Андре присвоено знание Героя Советского Союза. Матрас получает орден Александра Невского. Остальные летчики награждены орденами Боевого Краснго Знамени и Отечественной войны...

Во время банкета Дельфино делает мне знак: «Барон, подойдите, с вами хотят поговорить».

К моему великому изумлению, вижу Главного маршала авиации Новикова - главнокомандующего советской авиацией, того, кто привел к победе воздушную советскую армию. Он ждет меня, стоя с бокалом в руке:

- Товарищ де Жоффр, я хотел бы выпить с вами...

Покраснев от смущения, я выпиваю с маршалом огромный хрустальный бокал вина. Я благодарю маршала за оказанное мне внимание и провозглашаю тост за Победу Красной Армии и за здоровье Сталина!

На другой день потрясающая новость выводит всех из состояния крайней усталости, накопившейся со времени прибытия в Москву. Мы возвращаемся во Францию на наших боевых самолетах. Маршал Сталин передает нам наши «яки»!»

Теперь модно цитировать документы из архивов. Правда, и тут Солженицын и К° чаще всего прибегают к отточиям и многоточиям, чтобы белое выдать за черное.

Я же приведу только два документа по французским и советским источникам, не прибегая к хитрым и казуистическим знакам препинания - так, как есть!

Генерал де ГОЛЛЬ Маршалу Сталину

«Ввиду того, что боевые действия в Европе закончены, я прошу вас передать в распоряжение французской авиации полк «Нормандия-Неман». Я пользуюсь этим случаем, чтобы еще раз поблагодарить вас за то, что вы приняли французских летчиков в ряды славной советской авиации и снабдили их оружием для участия в боях против нацистского врага. Братство по оружию, скрепленное таким образом на полях сражений, предстает в нашей победе как надежный залог дружбы обоих народов - советского и французского».

И. СТАЛИН - генералу де ГОЛЛЮ

«Ваше послание от 2 июня получил. Французский авиационный полк «Нормандия-Неман» находится в Москве и готов в отъезду во Францию. С советской стороны не было и нет какого-либо повода к задержке его отбытия во Францию. Полк пойдет на родину в полном вооружении, то есть при самолетах и авиационном вооружении, маршрутом через Эльбу и далее на запад, я считаю естественным сохранить за полком его материальную часть, которой он пользовался на Восточном фронте мужественно и с полным успехом. Пусть это будет скромным даром Советского Союза авиации Франции и символом дружбы наших народов. Прошу принять мою благодарность за хорошую боевую работу полка на фронте борьбы с немецкими войсками».

ТРИДЦАТЬ СЕМЬ «яков», ведомых французами в сопровождении советских авиамехаников, провожал боевой генерал, Герой Советского Союза Захаров.

Вечером 20 июня французы увидели до слез родные шпиль собора Парижской богоматери, Елисейские поля, величественную Триумфальную арку, памятник Неизвестному солдату...

Аэродром Бурже от края до края заполнен людским половодьем. О восхитительной и трогательной встрече летчиков «Нормандия-Неман» рассказывает мой послевоенный друг Михаил Шпилевой, волей судеб находившийся в то время в Париже.

— Народу было уйма! Весь цвет столицы, среди которых выделялись военные и дипломаты, члены правительства.

На горизонте показался четкий строй «яков», на носовой части которых хорошо виднелись сине-бело-красные круги - цвета французского национального флага, а на фюзеляжах наши красные звезды.

Аэродром взорвался приветственными возгласами и аплодисментами, которые заглушили звуки сводного военного оркестра. Каково же было всеобщее удивление и восхищение, когда рядом с французскими героями увидели советских авиамехаников. Еще неизвестно, кому больше досталось ярких цветов и горячих поцелуев, радостных улыбок и нежных объятий! Пилотов несли на руках. Гремели гимны Франции и Советского Союза. Многотысячная толпа слаженно и дружно пела «Марсельезу». Все закружились в многоцветном танце. Ликование продолжалось до утра...

Я, очевидец этих событий, лишь одно могу сказать: только французы так могут встречать своих национальных героев!

— Они, - свидетельствует Дмитрий Тимофеевич Кузьмин, - бывший механик первого командира эскадрильи «Нормандия» майора Жана Луи Тюлина, погибшего в небе под Орлом - воевали почти бесшабашно смело. 90 процентов стали классными летчиками!

И поныне звучит всем известная бернесовская песня:

В небесах мы летали одних,

Мы теряли друзей боевых...

Ну, а тем, кому выпало жить,

Надо помнить о них и дружить!

ЩЕКИНСКАЯ округа дала еще одного сокола-героя - Ивана Николаевича Алимкина, которого упокоила югославская земля. Помнят земляки и полковника авиации Николая Ильича Чугунова, моего тезку-однокашника Александра Алексеевича Пузырева...

zvezdochka